Главная » Человек и общество » Ю.В. СОРОКИН: "Человек должен быть Человеком"

Ю.В. СОРОКИН: "Человек должен быть Человеком"

Ю.В. СОРОКИН: "Человек должен быть Человеком"
  • 09 фев 2012, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 1653

В Горный Алтай инженер-гидротехник Юрий Сорокин приехал в 1983 году, мечтая построить Катунскую ГЭС. С планами создания большой гидроэлектростанции вскоре пришлось распрощаться, но Республика Алтай стала для него домом, и на вопрос, нравится ли ему то, что он делает сегодня, Юрий Васильевич отвечает: «Если бы не нравилось, я бы не работал! По принуждению – не привык».

- В детстве мечтал стать летчиком, но не прошел ВЛЭК по зрению, и тогда решил быть строителем. Какой-то иной специальности я для себя не представляю. Кто помнит времена, когда вся страна «гремела» большими стройками, а на первых полосах центральных газет писали о том, как возводят Саратовскую и Куйбышевскую ГЭС, перекрывают Ангару и Енисей, тот поймет мой выбор, - рассказывает Юрий Васильевич о том, как поступал в Одесский инженерно-строительный институт (ныне – Одесская государственная академия строительства и архитектуры). – В стране тогда было пять вузов, которые готовили специалистов по гидростроению. Помимо нашего это МИСИ, Ленинградский политех, институты в Новосибирске и Ровно. В Москву я, честно говоря, побоялся ехать, а в Одессе у меня жил дядя, поэтому при равном расстоянии от дома выбор пал на Черноморское побережье. Кроме того, Одесская школа гидростроения считалась лучшей в Советском Союзе.

По окончании вуза молодой специалист попал на стройку века – Саяно-Шушенскую ГЭС.
- Можете представить девять с половиной миллионов кубов бетона?! Это объем работ, проделанный нашим предприятием на Саянской площадке Красноярского строительного управления. В год укладывали по миллиону с лишним кубов, пик – полтора миллиона. Летом к нам на участок приезжали стройотряды, человек по пятьсот студентов, а постоянно у нас трудились 108 человек: монтажники, каменщики, рабочие других специальностей – мы делали все, кроме отделочных работ. И все было подчинено строгому графику. К примеру, в мае вызывает шеф, говорит, что к августу нужно сдать объект. «Сколько кубов?» - спрашиваю. - «Шесть тысяч». Сунулись, а там сейсмика, что намного усложняет дело, тем не менее, в августе сдали корпус под монтаж оборудования. И не из-за того, что так хотелось мне или начальнику, а потому что этого требовал процесс. Есть распоряжение: такого-то числа машина должна пойти в работу – и это как закон. Сдал свою часть – обеспечил работой других смежников, которые пришли после тебя. Поэтому я не приемлю необязательности, и когда сталкиваюсь с ней, воспринимаю подобное поведение как дикость. Стройка – процесс, с одной стороны, грубый и грязный, с другой – требующий высокой культуры. А ее отсутствие приводит к таким издержкам, что трудно описать.

Стремление к порядку и точности в работе у меня с Саяно-Шушенской ГЭС, а еще из детства. Отец был строителем, мама, учительница по образованию, большую часть жизни проработала на почте. Я c малых лет привык, что все расписано по часам: сделал урок, сдал его, тогда только можешь идти отдыхать. И в работе я больше всего ценю профессиональных и добросовестных людей, которые, давая обещания, выполняют их. Это очень важно.

- Когда переезжали сюда, вы выбрали Горный Алтай или он вас?
- На Саянской площадке Красноярского строительного управления было 28 начальников участков, или, как их называли, старших прорабов. Перед началом работ по Катунской ГЭС, когда на уровне «Красноярск ГЭС строя» встал вопрос, кому ехать в Горный Алтай, директор Станислав Иванович Садовский выбрал меня. Главный инженер Кирилл Константинович Кузьмин сказал: «Ты поедешь с перспективой стать главным инженером. Я знаю тебя долго и верю в тебя». А вера эта началась со времени, когда утопили агрегат №1.

-???
- Кто знает историю Саяно-Шушенской ГЭС, в курсе, что авария августа 2009 года была уже второй. А первая случилась в 1979-м, но тогда агрегат «утопили» сами строители, поэтому просушили – и все.

Сюда я приехал старшим прорабом. Сначала было СУ «Катунь ГЭС Строй» – строительное управление, потом УС – трестплощадка. Когда пошла перестроечная неразбериха, мы разделились на филиалы, чтобы хоть что-то «удержать на плаву».

В то время мы построили много объектов. Перевалочную базу в Бийске – громадную, с множеством подъездов, Майминский завод ЖБИ, первое здание которого изначально закладывалось под «Катунь ГЭС Строй», поселок гидростроителей на берегу, школу №3 и детскую больницу в Майме. Детский садик тоже был нашим, мы передали его муниципалитету, когда вышел соответствующий Указ Б.Н. Ельцина о социальной инфраструктуре. У «Катунь ГЭС Строя» была солидная «коммуналка», на предприятии работали 1200 человек.

- Это были в основном приезжие люди?
- Мы «перебрали» все трудовые ресурсы, что были в то время на Алтае (и в области, и в крае). В отдел кадров неиссякаемым потоком приходили мешки писем. Кому-то мы выписывали вызовы, приехали на нашу стройку человек сорок, остальные – местные.

- Идея строительства в Горном Алтае гидроэлектростанций вам до сих пор близка?
- Конечно. Когда закрыли Катунскую ГЭС, еще немного «поговорили» об Алтайской гидроэлектростанции, а потом стала складываться такая ситуация, что могли бы просто «заболтать» саму идею гидротехнического строительства. Считаю, говорить о запрете подобных строек могут лишь те люди, которые не желают прогресса. Бороться же надо не с идеей гидростроения, а с конкретными методами строительства.

В 2000 году при В.И. Чаптынове началось сооружение ГЭС «Кайру», его вели силами колхоза, который базировался в Челушманской долине. Там не было профильных специалистов, и получилась не совсем удачная конструкция плотины. Вот на этом, далеко не самом лучшем, опыте власти пришли тогда к выводу, что ГЭС у нас вообще не нужно строить. У меня было желание, а если говорить спортивным языком, азарт: защитить честь гидроэлектростанций и саму идею гидростроения.

Когда в 2002 году мы все-таки запустили станцию в Балыкче, стало понятно, что и в нашем регионе можно без отрицательных последствий для природы использовать энергию рек на благо людей.

В те времена существовала российская программа «Энергоэффективная экономика», рассчитанная на 2002 – 2005 годы и перспективу до 2010-го. Руководителем ее в Министерстве топлива и энергетики РФ был заместитель генерального директора Института энергетической стратегии Павел Павлович Безруких. Мы составили схему развития электроэнергетики в Республике Алтай, определили перечень строек, куда вошли 33 станции. И после Балыкчи «пошли» Джазатор, Язула… Это уже были ГЭС с нормальными плотинами, и они до сих пор исправно работают.

- Помимо ГЭС какие объекты вы выделите как наиболее интересные и значимые?
- Несомненно, одним из самых знаковых и резонансных событий этого года станет запуск музея. Его официальное открытие запланировано на 2 сентября, День работников нефтяной и газовой промышленности. И это не просто дорогостоящий объект, оснащенный современным оборудованием, где тщательно продумано художественное оформление. Он единственный в своем роде, ведь в России, насколько мне известно, сегодня не строят новых музеев. Несомненно, Национальный музей имени А.В. Анохина сыграет свою роль культурно-исторического центра не только для местного населения, но и притянет к нам дополнительное количество туристов. Плюс ко всему это очень сложный в исполнении объект, и для меня, как для строителя, он тем и интересен. Сегодня подрядчики уже передают помещения администрации музея, и музейные работники начинают перевозить фонды. На открытие, к слову, пообещал приехать председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Борисович Миллер.

Другой знаковый объект – Национальный драматический театр, по которому вначале было много дискуссий. А теперь это украшение города, его визитная карточка, одна из лучших за Уралом сценических площадок.

Вообще ежегодно мы сдаем десятка полтора объектов, и каждый из них важен для жителей республики. Другое дело, что есть типовые здания, которые нужно просто качественно строить (школы, детские садики), а есть особенно сложные и интересные, где требуется не просто профессиональный, но еще и творческий подход.

- Юрий Васильевич, если отвлечься от работы, какие виды спорта и отдыха вам близки?
- С удовольствием смотрю хоккей и биатлон. Но считаю при этом, что смотреть «ящик» – не самое лучшее времяпрепровождение, стараюсь больше внимания уделять дому.

Во время учебы в школе занимался туризмом. В старших классах ездил на соревнования, где в ориентировании и на полосе препятствий наша команда занимала первые места в Саратовской области. В институте продолжил занятия туризмом, исходил весь Крым, поднимался на Ай-Петри (вершину Главной (Южной) гряды Крымских гор).

В Саянах была работа с семи утра и до восьми вечера по скользящему графику, и на увлечения времени почти не оставалось. В праздники играли в футбол между предприятиями.

Мне нравится охота, правда, с 2003 года на нее не езжу. Опять же, больше люблю делать что-то по хозяйству: построить и обустроить на даче гараж, баньку, домик, заняться еще какими-то простыми домашними делами, уделить время семье.

- Расскажите немного о ней.
- С Любовью, моей супругой, мы познакомились в Саянах. Она бухгалтер по профессии, родом из Казахстана. Вырастили сына (он после армии окончил институт МЧС, служил десантником в Авиалесоохране, сейчас работает в системе ЖКХ), теперь уже у него растут дети. Внуку четыре месяца, внучке – год и четыре, она моя отрада и отдушина. Еще не разговаривает, но уже лепечет «мама-папа». Мы берем ее к себе на выходные, только потом сложно расставаться, она уезжает с ревом.

Еще у меня здесь живет родной брат. Он младше меня, приехал когда-то на практику, понравилось, сходил в армию и вернулся. Женился, вырастили с супругой двух дочерей, ждут внуков – двойню.

- Какие места вы выбираете для отпуска?
- Свою малую родину, Саратовскую область. У меня там было обычное и счастливое пионерское детство: если случались какие-то невзгоды, то они забылись, а помнится все хорошее и светлое, радость жизни. Родители мои, к сожалению, уже умерли, поэтому я приезжаю в свой город на несколько дней, чтобы сходить на могилы мамы и отца, пообщаться со старыми друзьями. В этом году тоже хочу съездить на четыре – пять дней.

- А с водой вас связывает что-то кроме электростанций?
- В Саянах в те свободные минуты, которые изредка выдавались, я садился на свою лодку «Прогресс-2» и уезжал как можно дальше, насколько хватало бензина.

Еще у меня был друг Шура Аникин (к сожалению, умер в 50 лет) – мой земляк, который в школе учился на год младше, затем окончил Саратовский политех по специальности «энергоснабжение промышленных предприятий и городов» и приехал работать в Саяны. На Предприятии электрических сетей и связи (они устанавливали все высоковольтные линии, снабжающие энергией стройку) он вырос до главного инженера. В свободное время занимался сплавом: приезжал сюда, на реки бассейна Катуни, а также прошел верхние притоки Енисея, такие как Кантегир, был во многих интересных местах, которые ныне затоплены.

- Если говорить о планах на 2012 год, прежде всего…
- Начало строительства ГЭС в Чибите и Мульте. Это острая необходимость, так как в республике наблюдается дефицит энергетических мощностей.

- А программа по энергосбережению?
- Реализация ФЗ №261 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» приносит определенные плоды – нагрузка сегодня не предельная. Если в прошлом году в зимний пик, 6 января, она составила 108,9 МВт (миллион киловатт), а предельная была 110 МВт, то в этом году при пределе 124 МВт максимальная январская нагрузка – 106 МВт.

Программа по энергосбережению оказывает значительное влияние. Возьмем, к примеру, стандартный потолочный светильник на пять лампочек. С энергосберегающими лампами на 15 Вт получается 75, с простыми было бы от 300 до 500 Вт. И так в каждом кабинете. Если помножить на количество зданий, получится солидная цифра. В котельных поставили сетевые насосы, которые тоже дают неплохую экономию. Сыграл свою положительную роль перевод на газ.
Тем не менее подключать сегодня новых потребителей мы не можем. Поэтому реализация проектов ОЭЗ – и «Алтайской Долины», и ГЛК «Манжерок» – напрямую зависит от генерации дополнительной энергии на территории нашей республики.

- Сооружение в городе гребного канала входит в планы на этот год?
- Если найдем средства и удастся положительно решить вопрос, будет очень здорово! Проект по значимости сопоставим со строительством музея.

Галина МИРОНОВА.
 

Коментарии (0)