Главная » Человек и общество » Первая победа

Первая победа

Первая победа
  • 15 дек 2011, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 906

В начале октября 1941 года Гитлер беседовал с японским послом и доверительно сообщил ему, что 12 октября Москва будет взята. Министр пропаганды Геббельс уже подготовил обширную программу, где были победные спецвыпуски газет, парад на Красной площади, офицерский бал в Центральном доме Красной армии, награды победителям и даже специальные швейцарские наручные часы с надписью «Первым ворвавшимся в Кремль». Позже эти часы, так никому и не доставшиеся, долго пылились в подвале Рейхсканцелярии, пока их не нашли там бойцы 150-й дивизии генерала Шатилова, штурмовавшие Рейхстаг.

«Немец для драпа созрел!»

Из донесения Г.К. Жукова Верховному главнокомандующему: «ВГК т. Сталину. Пленные из группы Гудериана показывают, что им сейчас в связи с холодами разрешено надеть парадное обмундирование, которое они везут с собой для парада в Москве. По-моему, пора. Жуков».

Понятно, что «пора» означало контрнаступление советских войск. За пару недель до его начала Сталин побывал в селе Лупиха, что по Волоколамскому шоссе, где встречался с ранеными в госпитале.

- Бойцы поначалу опешили, увидев Сталина, - вспоминал его охранник Алексей Рыбин. - Но Иосиф Виссарионович прошел в палату, сел на табурет и начал расспрашивать: чем на сегодняшний день силен немец, а в чем его слабость? Немец уже не тот, убеждали бойцы, уже в тряпки кутается, каблуками стучит от мороза, гонор пооблетел. И кто-то вдруг предложил: «Вот бы, товарищ Сталин, вдарить сейчас по ним всей силой! Немец для драпа созрел!». Сталин пообещал солдату: «Мы ваше пожелание, товарищ, выполним».

По большому счету, контрнаступление было начато при неблагоприятном для Красной армии соотношении сил. К началу декабря 1941 года в составе войск трех фронтов, которым предстояло участвовать в контрнаступлении, имелось около 1100 тысяч человек, 7652 орудия и миномета, 774 танка и одна тысяча самолетов. У противника было 1708 тысяч человек, 135000 орудий и минометов, 1170 танков, 615 самолетов. Но гитлеровцы совершенно не ожидали удара, были деморализованы, а наша армия имела несомненное моральное превосходство. Общим сроком для перехода в контрнаступление было назначено Ставкой 5 - 6 декабря. Фактически войска Калининского фронта перешли в контрнаступление 5 декабря, войска Западного фронта севернее и южнее Москвы после сосредоточенных авиационных ударов и артиллерийской подготовки — 6 декабря, войска Юго-Западного фронта — основными силами 7 - 8 декабря. Неожиданный удар наших дивизий, особенно северо-западнее и юго-западнее Москвы, произвел ошеломляющее впечатление на фашистское командование и его войска. По оценке Маршала Советского Союза А.М. Василевского, «Советская армия, перейдя в декабре 1941 года к стратегическому наступлению, развернувшемуся первоначально в форме контрнаступления против глубоко вторгшихся фланговых ударных группировок врага, отбросила противника далеко от Москвы (в ряде мест до 250 километров) и положила начало освобождению советской земли от гитлеровского нашествия. Гитлеровские оккупанты были полностью изгнаны из Московской, Тульской и из ряда районов других областей. От противника было освобождено более 11 тысяч населенных пунктов, в том числе свыше 60 городов, среди которых областные центры Калинин и Калуга».

Артиллерист Шарков

Он аккуратно хранит все свои фронтовые документы. Вот выцветшая красноармейская книжка. Чернилами написано: «Шарков Иван Андреевич, гвардии сержант, 9-я гвардейская пушечно-артиллерийская Свирская орденов Суворова, Кутузова бригада резерва Главного командования, 4-я батарея, 2-й дивизион». На другой странице - список из восьми фронтов, где воевала бригада.

А началась война для Ивана Андреевича 10 октября 1941 года под городом Серпуховом. В тот день орудия артиллерийского полка открыли огонь по противнику, но были засечены. Ответный минометный обстрел нанес тяжелые поражения, практически половина личного состава полка были убиты или ранены.

С началом декабрьского контрнаступления полк Шаркова был еще на Западном фронте, к концу декабря их перевели на Калининский фронт.

- Бои были очень тяжелые, - вспоминает Иван Андреевич, - за каждый дом, за каждую высотку. Приходилось с трудом выбивать немцев и гнать их от Москвы. Но, несмотря ни на что, нас всех грела мысль: мы впервые лупим фрица, и он бежит от нас!

В апреле 1942 года при форсировании реки Вазузы Иван Шарков попал под бомбежку, его сильно контузило и засыпало землей. Хорошо, сослуживцы видели, как бойца накрыло, смогли вовремя откопать. Больше месяца пролежал Иван Андреевич в госпитале.

- В декабре 2001 года я, как участник битвы под Москвой, в составе делегации от Республики Алтай побывал в тех местах, - рассказывает ветеран. - Посчастливилось присутствовать на открытии Памятника воинам-сибирякам на 42-м километре Волоколамского шоссе. Потом были праздничные мероприятия непосредственно в Кремлевском дворце, где нам показали концерт.

Войну Иван Андреевич закончил в Австрии, за свой ратный труд был награжден орденом Отечественной войны II степени, двумя медалями «За отвагу», медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За взятие Будапешта» и многими другими.

В 1946 году вернулся солдат домой и стал бухгалтером в Ябоганском совхозе. Вскоре женился на Ираиде Александровне Котельниковой, которая работала учителем начальных классов. Так и живут они до сих пор вместе. В 2011 году Ивану Андреевичу исполнилось 90 лет, ему выделили квартиру в городе. Помнится, несколько лет назад, когда они с Ираидой Александровной жили в Кызыл-Озеке, мы побывали у них в гостях. Старый частный дом, все удобства на улице, необходимо было топить печь, таскать уголь, дрова, воду. Иван Андреевич ходил уже с трудом, тогда ему было больше 80 лет, а Ираида Александровна самостоятельно уже не могла передвигаться. Не жизнь была, а мучение двоим пожилым людям.

Но сейчас супруги Шарковы живут в небольшой двухкомнатной квартире.

- Конечно, намного лучше, - делится впечатлениями Иван Андреевич. – Правда, в основном сидим дома. Ираида Александровна сама не может ходить, а я если и выйду в магазин, то потихонечку… Все-таки 90 лет мне, ребята.

Финал битвы

Кроме военно-стратегического битва под Москвой имела и огромное общественно-политическое значение. Впервые «первоклассная и непобедимая» на тот момент немецкая военная машина дала сбой. До того момента Гитлер в своей агрессивной политике не знал неудач. Он захватывал одну страну за другой, овладел чуть ли не всей Западной Европой. Немецкая армия в глазах значительной части человечества была окружена ореолом непобедимости. И вот наконец-то «непобедимые» немецко-фашистские войска были биты - и биты по-настоящему: 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых, потерпели тяжелое поражение. В результате контрнаступления и общего наступления фашисты потеряли убитыми и пленными около 500 тысяч человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Таких потерь «непобедимая» армия еще не знала.
Премьер-министр Великобритании Черчилль тут же телеграфировал Сталину: «Невозможно описать то чувство облегчения, с которым я каждый день узнаю о ваших замечательных победах. Я никогда еще не чувствовал себя столь уверенным в исходе войны». Президент США Рузвельт информировал советского лидера в своем поздравлении: «Я хочу сообщить вам о всеобщем подлинном энтузиазме в Соединенных Штатах по поводу успехов ваших армий». А вашингтонская газета «Стар» 16 декабря 1941 года написала: «Успехи СССР, достигнутые в борьбе с гитлеровской Германией, имеют большое значение не только для Москвы и всего русского народа, но и для Вашингтона, для будущего Соединенных Штатов. История воздаст русским должное за то, что они не только приостановили «блицкриг», но и сумели обратить противника в бегство».

Война продолжалась. Предстояли еще тяжелые поражения на юге летом 1942 года, Сталинградская битва, Курская дуга, освобождение Европы. Но первая победа всегда помнится с особой гордостью.

Сергей ИВАНОВ.
Фото Татьяны Сергеевой.

Коментарии (0)