Главная » Воспитание и образование » Чемальская школа: через тернии к знаниям

Чемальская школа: через тернии к знаниям

Чемальская школа: через тернии к знаниям
  • 17 авг 2012, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 1449

В наше трудное и тревожное время нам, россиянам, необходимо не забыть, не потерять самого главного – нашего наследия. Сегодня очень важно знать свою родословную, историю своего города, села, своей школы.
Едва ли найдется другая школа в Горном Алтае, которая имеет такую же долгую, интересную и богатую историю, как Чемальская школа. Основанная в 1861 году, она без малого 150 лет гостеприимно открывает двери своим воспитанникам.

После хлеба самое
важное для народа - школа.
Джордж Шоу.

Середина XIX века. Чемал представляет собой небольшое поселение из нескольких дворов, разбросанных вдоль Катуни. У кромки соснового бора Бешпек, как раз на том самом месте, где сейчас находится школа, стоит маленькая деревянная церквушка Иоанна Богослова. В 1861 году настоятелем Чемальского миссионерского стана был назначен молодой иеромонах Макарий Невский (в миру - Михаил Андреевич Парвицкий), в том же году он организовал обучение детей инородцев. Первоначально уроки проводились прямо в церкви, где по праздникам и в выходные дни шло богослужение, а в будни занимались ребята. Детей алтайцев-кочевников собирать для занятий было трудно, особенно в теплое время года. Часто отцу Макарию приходилось ходить из юрты в юрту и обучать не только учеников, но и родителей.

Он очень любил детей и обладал каким-то особым даром располагать их к себе. Говорил с ними простым, доступным языком, и дети охотно слушали его. Часто в тихие летние вечера ребятишки сами прибегали к церкви. Отец Макарий усаживал их под высокой сосной, заменявшей колокольню, и рассказывал о сотворении мира, диковинных животных, дальних странах, Боге. Беседуя с детьми, он замечал, что у них гноятся глаза, а сами они грязны и завшивлены. Приносил мыло, заставлял их отмыть всю грязь с лица и рук, а затем старательно накладывал им на глаза примочки.
Макарий Невский был первым из миссионеров, кто вел обучение детей-алтайцев на их родном языке. Именно здесь, в Чемале, он работал над созданием первых алтайских учебников - «Алтайского букваря», «Алтайско–русского словаря» и «Грамматики алтайского языка».

В документах томского архива отмечается: «За неусыпную деятельность и труды по обучению в Чемальском и Чепошском селениях детей обоего пола всемилостивейше причислен к ордену Святой Анны второй степени».
Нельзя не восхищаться жизненным подвигом этого удивительного человека. Он прошел долгий и трудный путь служения народу от настоятеля убогого миссионерского стана, учителя бедных детей до митрополита Московского и Коломенского, священноархимандрита Свято-Троицкой Сергиевой лавры, члена Святейшего Синода, а после смерти прославлен в лике святых.

В 1864 году отец Макарий уехал из Чемала, всем сердцем полюбив этот уголок Алтая. Всю свою жизнь он будет питать особые теплые чувства к своему любимому детищу - Чемальской школе.

Исследуя архивные документы и другие источники, можно по крупицам восстановить историю школы. Например, в Отчете о состоянии инородческих школ при Алтайской духовной миссии от 3 февраля 1869 года значится: «В Чемале, где нет ни одного члена миссии и школа с половины прошлого, 1868 года закрыта, ибо штат служащих при сем стане и окладе жалования с учреждением Благовещенского монастыря на Челушмане в декабре 1864 года переведен туда, а занимавшаяся с того времени обучением детей в Чемальской школе сестра милосердия, получающая из неокладных сумм миссии по 60 рублей в год на свое содержание, со второй половины 1868 года переселилась в село Чепош… Посему в Чемале для возобновления школы необходим особый член миссии с жалованием, по крайней мере, в 90 рублей».

Как долго школа не функционировала, выяснить не удалось. Предположительно она возобновила свою работу в начале 1870-х годов. Как стало известно, примерно в это время начала свою трудовую деятельность Ирина Макаровна Козлова. По национальности алтайка, она родилась и выросла в Чемале, была любимой ученицей отца Макария, училась в Улалинском монастыре, вернувшись в родное село, сама стала учительницей.

Макарова–Мирская в своей книге «Полтора месяца на Алтае» записала воспоминания Ирины Макаровны: «Я здешняя, чемальская. Чемал тогда крохотный был, а всё-таки и здесь про науки слышали. И захотелось мне научиться грамоте… Ушла я четырнадцати лет в Улалинский монастырь… Училась там семь лет, потом вернулась обратно в Чемал. Отец Макарий дал мне послушание: чемальских детей обучать. Испугалась я, говорю: «Что я могу? Сама читать, писать да считать умею!». А он мне: «Детей учи и сама учись». Так и учила я двадцать четыре года».

Первое упоминание о школе как общественном учреждении относится к началу 80-х годов XIX века. В отчетах Алтайской духовной миссии за 1883 год имеются следующие сведения: «Для удобства учащихся прибавилось в пределах миссии новое просторное и удобное здание в селе Чемал взамен тесной избы, едва вмещавшей в себя немалочисленных охотников до грамоты. Весьма хорошее училище это выстроено на счет бийского купца Марка Пискарева, употребившего на этот предмет 1000 рублей». Новое здание школы было построено рядом с Николаевской церковью.

С того времени Чемальская церковно-приходская школа больше не прекращала своего существования. Из архивных документов известно, что в ней обучались:
• в 1885 году – 35 учеников: 17 мальчиков, 18 девочек, учитель Ирина Макаровна Козлова;
• в 1898 году – 21 ученик: 12 мальчиков, 9 девочек, учитель инородец Иван Пахомов, в библиотеке книг разных наименований - 178 экземпляров;
• в 1909 году – 32 ученика: 21 мальчик, 11 девочек;
• в 1917 году – 22 ученика, учителя Василий Кондратьевич Манеев и Иван Павлович Кучуков (двухклассная мужская школа).

После завершения в 1875 году строительства Николаевской церкви миссионерский стан был перенесён на новое место. Старый Иоанно-Богословский храм тогда пустовал, вскоре там поселились брошенные дети, со временем стали приходить и другие беспризорники. Местный священник Пётр Бенедиктов начинает хлопотать о создании детского приюта для сирот-инородцев близлежащих сёл, и он был открыт в 1896 году. Возглавила его Ирина Макаровна Козлова, которая к тому времени уже проработала 24 года в Чемальской церковно-приходской школе. Всю свою жизнь она посвятила воспитанию детей, её педагогический стаж - около сорока лет. Эта замечательная женщина с добрым лицом, отзывчивым и чутким сердцем стала для десятков обездоленных детей и учителем, и воспитателем, и другом, и заботливой любящей матерью.

С годами приют разрастался, требовались воспитатели, учителя, средства на содержание детей, поэтому в 1911 году при нем была открыта женская трудовая община, которой миссия выделяла всего 400 рублей в год. Община сама содержала себя, приют и миссионерскую школу. У них были пашня, огород, пасека, держали скот, птицу. Излишки продуктов продавали дачникам. На лето дети переселялись в бараки, а жилые помещения сдавали отдыхающим.

Большой вклад в развитие миссионерской школы внесла Лидия Тихоновна Михайлова - игуменья Людмила, назначенная в 1910 году заведующей детским приютом. Вот как описывают её очевидцы: «У матушки Людмилы симпатичное лицо и большие умные, ласковые глаза. Она небольшого роста, в скромном монашеском одеянии… Не белоручка, простая добрая женщина с великой любящей душой, охотно отдающая свои способности трудному делу».

Многие обвиняли миссию в том, что она тормозит культуру и делает из девочек монашек. На что Лидия Тихоновна отвечала: «Ничуть! Мы не принуждаем детей к вечному посту, радуемся их молодому веселью, но все наши цели сводятся к тому, чтобы через них распространять нравственность, трудолюбие, стремление обставить жизнь удобствами и довольством. О, мы далеки от аскетизма! Дети должны быть детьми».

Лидия Коцевольская, журналистка из Томска, побывавшая там в 1912 году, писала: «Детишки в приюте чистенькие, скромненькие, жизнерадостные, трудолюбивые, набожные, почтительные».

Главным для общины было воспитание девочек-алтаек, поэтому личности воспитателей и учителей имели большое значение. В школе трудились как светские учителя, так и сёстры из общины. Лидия Тихоновна, имевшая большой опыт работы с детьми-сиротами ещё в Томске, сумела подобрать замечательных педагогов, таких как учительница словесности Евгения Владимировна Дымман (монахиня Евфросинья). Дочь потомственного дворянина, действительного статского советника имела прекрасное образование, говорила и писала на пяти европейских языках, имела грамоту Святейшего Синода за отличное исполнение обязанностей учительницы, а также серебряную медаль на двойной Владимирской и Александровской ленте. В годы советской власти она преподавала в Томском государственном университете. Сама Лидия Тихоновна в 1913 году была награждена серебряной медалью с надписью «За усердие».
В 1913-м в приюте открылась второклассная женская школа, куда принимали девочек, окончивших начальные классы церковно-приходских школ из семей священнослужителей, и детей приюта. Кроме предметов обычной школы проводились занятия по письмоводительству, музыке, рукоделию, сельскохозяйственным работам. Обучали даже, как переплетать книги и шить обувь. Большое внимание уделялось занятиям по медицине, особо отличившихся девочек отправляли в Москву, в Марфо-Мариинскую обитель для обучения на сестёр милосердия.

К 1915 году в общине жили и работали 29 сестёр, они воспитывали более пятидесяти девочек. Однако миссионеры хотели видеть Чемальскую школу педагогическим училищем. В августе 1915-го из канцелярии митрополита Московского и Коломенского Макария было получено распоряжение об открытии при Чемальской второклассной школе одногодичных педагогических курсов с целью подготовки учителей для церковно-приходских школ. Для занятий приобрели всё необходимое. Известно, что учебники, художественная и богословская литература, приборы для проведения опытов по физике, химии и другие учебные принадлежности доставлялись сюда из самой столицы. В то время в общине прошли большие преобразования. Её территория превратилась в строительную площадку: в 1912 году построили трапезную, жилой дом, в 1914-м – церковь, в 1915-м - старый Иоанно-Богословский храм перенесён на остров Патмос, в том же году занятия начались в новом двухэтажном здании.

Таким образом, в начале ХХ века Чемальская второклассная школа была одной из лучших на Алтае как по степени мастерства педагогов, оснащённости школьным оборудованием и учебными принадлежностями, так и по уровню подготовленности выпускниц. Однако она успела сделать всего три выпуска - за 1917 – 1919 годы, так как после Октябрьской революции женская община была распущена, а на базе второклассной женской школы организовали Духовную семинарию.

В Чемале в 1919 году открылась трёхгодичная учительская семинария, которая содержалась на средства земства. Но просуществовала она недолго - всего несколько месяцев, так как в селе утвердилась советская власть. В 1920 году по решению Ойротского облоно семинария была реорганизована в среднюю единую трудовую школу второй ступени с семилетним сроком обучения, которая уже имела программу Наркомпроса. Восьмой и девятый классы считались педагогическим техникумом.

Школе было присвоено имя III Интернационала. Директором назначили молодого талантливого педагога Александра Михайловича Красноусова, впоследствии профессора, директора Института литературы Академии педагогических наук, позднее – ректора Саратовского пединститута. Школа имени III Интернационала разместилась в двухэтажном здании бывшей второклассной женской школы, туда же была переведена и начальная школа. С тех пор и до 1997 года Чемальская школа находилась в этом здании. Многие поколения чемальцев учились здесь разумному, доброму, вечному, но это уже другая страница истории.

Подготовила
Елена Прибытько совместно с Министерством образования, науки и молодежной политики Республики Алтай.

 

Коментарии (0)