Главная » Человек и общество » К 90-летию Ойротской автономной области

К 90-летию Ойротской автономной области

К 90-летию Ойротской автономной области
  • 02 фев 2012, 00:00
  • комментарии: 3
  • просмотров: 3296

В этом году исполнится 90 лет со дня образования автономной области ойротского народа (ныне Республика Алтай). Какие шаги были проделаны в то время, как создавалась наша административно-территориальная единица, знают немногие. В текущем году мы представим вниманию читателей цикл статей, посвященных данному юбилею.

Как все начиналось

Первого июня 1922 года был принят Декрет ВЦИК РСФСР «Об образовании автономной области ойротского народа», где говорилось: «…образовать автономную область ойротского народа как часть РСФСР с административным центром в селе Улала…».

«Великая азиатская Республика Ойрот»

Для сибирского региона в первые годы советской власти достаточно актуальной была проблема учета этнического компонента в процессе административно-территориального устройства. Как известно, в ходе районирования учитывался не только экономический потенциал региона, но и его национальный состав, относительно низкий культурный уровень автохтонного населения, специфика ведения традиционного хозяйства и социально-бытовые условия проживания. Сообразно экономическим, национальным и бытовым особенностям автохтонным народам предоставлялось право разработки схемы районирования в форме автономных республик и областей.

В начале 20-х годов в Алтае-Саянском регионе острой была проблема выделения в автономные административные единицы территорий, заселенных алтайцами (Горный Алтай), хакасами (Минусинский уезд Енисейской губернии), шорцами (южная часть Кузнецкого уезда Томской губернии – Горная Шория). При этом в среде национальной интеллигенции и части населения высказывались планы образования как отдельных национальных административно-территориальных единиц, заселенных этими народами, так и единой автономии. Предлагалось несколько вариантов национально-государственного обустройства этого региона.

В целом в историографии данной проблеме отведено определенное место. В этой связи можно отметить ту проблематику, которая получила наибольшее освещение. Это процессы становления автономии в период между Февральской революцией 1917 года и образованием Ойротской автономной области. Было отмечено желание представителей национальной интеллигенции и зажиточных слоев коренного населения Алтая, Хакасии создать «великую азиатскую республику Ойрот». В то же время ряд вопросов, связанных с образованием Ойротской автономной области, остался вне поля зрения исследователей.

Томским государственным университетом были изучены документальные материалы центральных и местных архивов. Также был проанализирован ряд публикаций периодических изданий.

Рассматривая материалы, посвященные проблеме создания Ойротской автономии, и архивные документы, можно заметить, что «национальное пробуждение» и идеи «автономизации» были связаны прежде всего с Горным Алтаем и его коренными народами. Они поддержали желание создать автономию Сибири, согласно которому «инородцам» Алтая должна быть предоставлена возможность самоопределиться и создать свое самоуправление в силу их особой культуры, быта, особых географических, этнографических и других условий. Эта позиция была поддержана зажиточной частью населения.

Наиболее активно идея автономии Горного Алтая стала прорабатываться после Октябрьской социалистической революции. Горная Дума (создана в июле 1917 года как исполнительный орган до выделения Горного Алтая в самостоятельную земскую единицу) неоднократно ставила перед Бийским уездным Собранием вопрос о самоопределении Горного Алтая. Однако он не решался. В конечном счете руководство Горной Думы 12 февраля 1918 года без всяких согласований выделило Горный Алтай из состава уезда. Законодательное оформление автономии проходило с 6 по 12 марта на Учредительном съезде в селе Улала. В это же время появилась идея создать самостоятельную республику, в которую, по мнению инициаторов, должны были войти земли, «входившие некогда в государство Ойрот»: «…Русский Алтай, земли минусинских туземцев, Урянхай (Тува), Монгольский Алтай и Джунгария» (северная часть китайской провинции Синьцзян). В историографии это отмечено не только как желание собрать «…разрозненные племена монгольских и ойротских народов…» и создать «великую азиатскую республику», но и как стремление «…отторгнуть народы юга Сибири от Советской России…».

Одним из первых шагов в сторону формирования автономии в годы Гражданской войны стало создание Каракорум-Алтайского округа (1918–1919 гг.). Таким образом, были заложены основы развития национальной автономии. И одним из первых вариантов стало объединение нескольких территорий с проживающими на них этносами в одну административную единицу.

Создать единую республику
не удалось

Аргументируя возможность создания государства Ойрот, или Великой Азиатской Республики, областники и представители националистического движения, по мнению исследователя Л.П. Потапова, не учитывали специфику региона. Так, народы Южной Сибири придерживались разных религий и мировоззрений. Население Урянхая – буддизма-ламаизма, алтайцы – шаманизма, население Джунгарии – буддизма и мусульманства. Народы не имели «единства в хозяйственной деятельности». Одни были оседлыми земледельцами, другие – скотоводами-кочевниками, третьи – полукочевниками. Они не имели и языкового единства (монгольский и тюркский языки).

К вопросу об организации автономии вернулись уже после Гражданской войны. При этом идея объединения нескольких этносов в рамках одной административно-территориальной единицы сохранялась. Так, в 1922–1925 годах в среде национальной интеллигенции существовало мнение об объединении Хакасии, Горного Алтая, Горной Шории и Тувы в одну Тюркскую Советскую Республику. Известно, например, что имелось несколько планов административно-территориального устройства территории, населенной шорцами и хакасами. Так, лидеры алтайской национальной интеллигенции предлагали включить южную часть Кузнецкого округа, населенную шорцами, в Ойрот-Хакасскую республику, а по другому варианту – в республику Ойрот, это подтверждает Информационный отчет Горно-Шорского райкома ВКП(б) за 1926 год, в котором отмечено, что район разделен на четыре части, население которых требовало присоединения к различным административнотерриториальным единицам – Кузнецкому, Бийскому районам, Ойротии, Хакасии. Стремление части шорцев присоединиться к Республике Ойрот подтверждала и Н.П. Дыренкова в своих «Путевых заметках о Шории»).

Однако этим планам не суждено было сбыться. В разных источниках указаны разные причины отказа от этих проектов. Например, Н.П. Дыренкова в своих дневниках ссылалась на мнение Ойротского облисполкома, который дал отрицательный ответ: «Ойротская область не хочет никаких соединений с Шорией… экономического тяготения между Ойротией и Шорией нет…».

Анализ документов позволяет выявить основные причины, которые не позволили реализовать план объединения Горного Алтая, Хакасии и Горной Шории в одну административно-территориальную единицу. Во-первых, Енисейский губисполком «обошел молчанием» данный проект. Поэтому руководство Ойротского ревкома все внимание сосредоточило на возможности присоединения к Ойротии только Горной Шории. Во-вторых, Томский губисполком, обсудив вопрос и подготовив все документы, не дал окончательного заключения, ожидая решения Наркомнаца. А в связи с начавшимся в 1923 году районированием Сибири все документы, касавшиеся присоединения южной части Кузнецкого уезда к Ойротской автономной области, были направлены в губернскую административную комиссию. Ее заключение было отрицательным.

В Горном Алтае появилась область

Одновременно с планом создания Тюркской Советской Республики прорабатывался и план выделения Горного Алтая в автономную область. Осенью 1921 года в Москву прибыл представитель Алтайского ревкома Л. Сары-Сеп-Конзачаков с проектом «О выделении Алтая в автономную область». Коллегия Наркомнаца, рассмотрев этот вопрос, запросила Сибревком. Президиум Алтайского губернского комитета РКП(б) (г. Барнаул) высказался за предоставление автономии. 11 декабря 1921 года постановлением Президиума Алтайского губисполкома за №58/2 была сформирована комиссия для разработки вопроса о выделении «алтайской автономной единицы» и определении административных границ и районировании. Уже к февралю 1922-го проект был готов и утвержден на совместном заседании губкома партии и экспертов-экономистов. 1 июля вышло постановление ВЦИК об организации Ойротской автономной области. Оно передавало всю полноту власти ревкому, ближайшей задачей которого был созыв I Учредительного съезда Советов Ойротской автономной области. На нем планировалось избрать исполнительный комитет Ойротской автономной области с правами губернского исполнительного комитета. Наркоматы по внутренним делам и делам национальностей, а также Сибирский ревком должны были создать комиссию для разрешения вопросов, «…могущих возникнуть при детальном установлении границ автономной Ойротской области…». В состав областного ревкома входило пять человек.

Председателем был назначен Н.Ф. Иванов-Меджит. Административным центром стало село Улала. 1–5 мая 1923 года прошел Учредительный съезд советов. На нем избрали областной исполнительный комитет, председателем которого стал тот же Н.Ф. Иванов-Меджит.

Рассматривая проблему образования Ойротской автономной области, нельзя оставить без обсуждения аргументацию выделения её в самостоятельную административно-территориальную единицу. Дело в том, что в начале 20-х годов на пути к этому существовали значительные трудности, о которых, как показывает анализ архивных документов, инициаторы прекрасно знали и разрабатывали варианты их преодоления.

Это отображено в «Протоколе общего собрания алтайцев г. Горно-Алтайска от 19-20 марта 1922 года» (присутствовали 30 человек) и «Протоколе собрания инородцев, находящихся в г. Горно-Алтайске» (апрель 1922 года, присутствовали 73 человека). Основным вопросом повестки дня этих заседаний был «Об автономной области в Горном Алтае». Анализ этих документов показал, что сложности заключались в следующем:

– малочисленность населения, которая особенно стала ощущаться после Гражданской войны и эпидемии тифа. В период существования Каракорум-Алтайского округа в регионе насчитывалось около 70 тысяч жителей, что статистически подтверждалось «Демографическими сведениями по Ойротии в переписи 1920 года». В момент образования Ойротской автономной области (1922 год) численность населения сократилась более чем вдвое и составляла всего 25-30 тысяч человек. Хотя следует отметить, что П.Я. Гордиенко, один из инициаторов создания Ойротской автономии и впоследствии секретарь обкома, в своих воспоминаниях «Ойротия» приводит другие данные, основываясь на статистических материалах Ойротского областного статистического бюро и статистической секции областной плановой комиссии. Согласно им, общая численность населения в 1923 году возросла и составляла 82943 человека;
– незначительная доля коренного населения (алтайцев) в национальном составе. По мнению инициаторов образования автономии, население в основном было русским. Однако анализ источников указывает на то, что доля русского населения лишь незначительно превышала долю автохтонного населения (русских – 54,9%, алтайцев – 41,7%);
– недостаток средств для проведения данного мероприятия. Инициаторы создания автономии прекрасно понимали, что экономическое положение в регионе было чрезвычайно тяжелым: не было промышленности и промышленных предприятий, в ходе Гражданской войны в упадок пришла основная отрасль хозяйства – скотоводство, земледелие было практически не развито, охота и собирательство не являлись постоянным источником доходов, поэтому основным средством для выделения автономии должны были стать продналоги.

Как видно из вышеизложенного, каких-либо оснований, экономических или этнических, для создания автономии на территории Горного Алтая, в сущности, не было. Тем не менее на общем собрании алтайцев в Горно-Алтайске была принята резолюция о целесообразности образования «автономной области ойротских народов».

Таким образом, национально-государственное строительство у населения Южной Сибири в 20-е годы выразилось в образовании ряда административно-территориальных единиц. Стремление к национальному самоопределению коренного населения в Горном Алтае проявилось в «автономизации». Имеющиеся данные указывают на то, что данные идеи сформировались в среде национальной интеллигенции, близкой к сибирским областникам и их убеждениям об автономном развитии Сибири до Октябрьской революции. В соответствии с ними инородцам Алтая нужно было предоставить возможность самоопределиться и создать свое самоуправление в силу их особой культуры, быта, особых географических, этнографических условий. Впоследствии эта точка зрения была поддержана частью алтайского населения, а также большевиками, принимавшими активное участие в революционных событиях и позднее работавшими на территории Горного Алтая, по национальному составу в большинстве своем не являвшимися представителями коренного населения. Используя националистические настроения части алтайцев, политику большевиков, направленную на самоопределение наций, последующее районирование, им удалось реализовать идею автономии в форме Ойротской автономной области. Социально-экономическое положение вновь образованной области было в достаточной степени сложным. Поэтому ее руководство предприняло попытку, хотя и неудачную, решить проблемы за счет сопредельных территорий. Несмотря на все трудности, появление Ойротской автономии имело и положительное значение: давало определенную степень экономической свободы, возможность создания социальной инфраструктуры, формирования слоя партийных и управленческих кадров, интеллигенции из среды автохтонного населения. То есть являлось одним из первых шагов в процессе интеграции алтайцев в систему советского социалистического общества.

В статье использованы
архивные материалы Томского государственного университета, подготовил
Лазарь ПОПОШЕВ.

 

Коментарии (3)

Про100 Алан [18.04.2012, 14:43] написал:

А мне это нужно для школы улыбкабольшая улыбкасмехтошнитзлой

про100 гость [01.03.2013, 14:11] написал:

ойротия))))))

про100 гость [01.03.2013, 14:12] написал:

жестко))))

Оставить комментарий