Главная » Дни в фокусе » Примите все и вся с любовью

Примите все и вся с любовью

Примите все и вся с любовью
  • 07 мар 2013, 13:05
  • комментарии: 0
  • просмотров: 896

Богата земля Алтая талантами. Среди них есть люди-магниты, обладающие способностью притягивать к себе других и дарить им радость. Друзей, знакомых и поклонников самобытной художницы Елены Чеботаревой из Горно-Алтайска не счесть по всему миру. Ее двери распахнуты для всех. У нее бывали гости из Германии, Канады, Италии, Израиля, Бразилии, Швейцарии, Азербайджана, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и многих городов России и мира. Ее скромная квартира превратилась в галерею, куда устремляется народ, порой целыми делегациями. Каждому интересно пообщаться с автором и посмотреть на то чудо, которое рождается под кистью.

– Елена Максимовна, вы родом из Узбекистана. Как оказались в Республике Алтай?

– Родилась и выросла я в городе Асака Узбекской ССР. Прожила там 52 года, более 30 лет преподавала русский язык и литературу. В Горно-Алтайске у меня жила сестра. В советское время она работала в обкоме партии. Я ежегодно приезжала к ней отдохнуть и привозила своих детей. Великолепие местной природы меня очаровало, я влюбилась в Алтай. Он тянул меня постоянно, каждый год я с нетерпением ждала лета, чтобы приехать сюда. Помню, когда подъезжала к Бабыргану, просила водителя остановить машину, выходила из нее и от захлестнувших меня эмоций кричала во весь голос: «Ба-а-бы-ы-рга-а-н, здравствуй! Это я, Е-е-ле-е-на!» Наутро мы отправлялись на Комсомолку, поднимались на вершину, и я вновь кричала: «Алт-а-ай, здра-а-вствуй! Это я – Узбекиста-а-н!» Я мечтала переехать сюда и, как только появилась такая возможность, сменила место жительства. Это произошло в 1992 году.

– На мой взгляд, филологу проще начать писать, нежели рисовать. Что произошло в вашей жизни такого, что вы вдруг взялись за кисти?

– Во-первых, в этой жизни ничего не происходит вдруг. Сколько человек живет, столько и размышляет. Он думает всегда, чем бы ни занимался, даже во сне его мозг работает – мы видим сны, думаем. Как только прекращает свою деятельность мозг, жизнь человека останавливается. Всю свою трудовую деятельность я посвятила детям. Они для меня – самые чистые и прекрасные создания на свете. Их всеобъемлющая любовь движет нас к самому светлому и красивому. Моя душа радовалась в ожидании встречи с ними. Работая с детьми, я начала писать стихи, они лились и до сих пор льются постоянно. Их у меня скопилось довольно много.

Однажды, это было в 1990 году в Узбекистане, по дороге на работу на меня нашло такое вдохновение, что я зашла в магазин и купила обычные простые карандаши и бумагу для черчения. На уроке, не в силах удержаться, начала рисовать что-то неконкретное – мне хотелось отразить свои чувства и эмоции. Дети поинтересовались: «Что вы рисуете?» Я ответила: «Когда нарисую, покажу». Так родился мой первый рисунок. Ребята стали активно делиться впечатлениями о том, что было изображено на рисунке. Слушать их было так интересно…

– То есть рисовать вы стали потому, что слов оказалось мало?

– Дух человека развивается постепенно. На определенном этапе он перерождается в нечто, для меня этим нечто стали мои картины. Мне хотелось передать свои мысли в красках. Это то, что невозможно описать словами.

– Какую важную мысль вы хотите донести до зрителя через свои работы? О чем думаете, когда рисуете?

– Никогда не знаю наперед, что появится на чистой бумаге. Для меня важен сам процесс, я получаю от этого великую радость. А получается то, что получается. Если честно, я не знаю, как это происходит, это тайна даже для меня самой. С недавних пор пишу именные рисунки. Просто думаю о том или ином человеке – и рождаются новые работы.

– Столь необычный «почерк» у вас сложился изначально? Вообще у вашего стиля есть название?

– Никогда не задумывалась над тем, в каком стиле буду рисовать, и рисую всем, что попадает мне в руки, – карандашами, ручками, красками... Я просто выражаю то, что чувствую в данный момент.

– Не боялись быть непонятой?

– Никогда ничего не боялась, никогда никому ничего не доказывала и никогда никому ничего не разъясняла. Рисование, так же как и сочинение стихов, было на первых порах для меня чем-то глубоко личным, сокровенным. Дело в том, что еще с юношеских лет меня мучили вопросы: «Кто я?», «Зачем родилась на этот свет?», «Что я должна успеть сделать?», «Что должна оставить после себя?» Они висели надо мной как дамоклов меч. И вот когда я вышла на этот путь и стала рисовать, успокоилась, потому что нашла ответы на все эти вопросы. На душе стало так хорошо, легко и свободно, будто у меня выросли крылья. Улыбка не сходила с лица от мысли, что, придя домой после работы, наконец-то смогу заняться любимым делом. Это сделало мою жизнь полноценной. А по поводу «быть непонятой» я считаю: слышащий да услышит, видящий да увидит. Гораздо важнее в жизни научиться слышать свой внутренний мир, видеть, куда он зовет, и идти по этому пути, не боясь ничего.

– Вы наблюдали со стороны за реакцией своих зрителей? О чем они говорят, глядя на ваши работы?

– Когда я жила еще в Узбекистане, меня пригласили на коллегию в Бишкек, где участвовали уфологи и парапсихологи. Они попросили взять с собой и мои работы. Там, можно сказать, была организована моя первая персональная выставка. Одному ученому уж больно захотелось исследовать представленные картины. Помню, он проводил замеры энергетических полей вокруг моих работ и утверждал что уровень достаточно высок.

Затем я получила приглашение на всесоюзный симпозиум, организованный Комитетом биоэнергоинформатики в Подмосковье, в селе Раково. Во время этой поездки мне посчастливилось познакомиться с доктором искусствоведения, преподавателем Академии художеств Ириной Атыковной Азизян. Мы долго с ней беседовали. Увидев мои работы, сказала: «Такого я еще никогда не видела».

В 1991 году поступило предложение организовать выставку моих работ в Ташкенте. В Республике Алтай первая выставка состоялась в конце 90-х в Национальном музее. Были выставки и во многих городах России. Люди, глядя на картины, пытаются познать тайну Вселенной. Но мне неважно, что они говорят, важно, что они чувствуют.

– Елена Максимовна, что на Алтае вас больше всего удивило?

– Здесь все прекрасно! В 1997 году я впервые участвовала в Чага байраме. Для меня это было что-то новое. Музыка, горы, солнце, люди, лошади – я смотрела на торжество, а по всему телу шла дрожь. Меня охватило странное чувство: в душе была такая великая радость, я ощущала себя частичкой этой земли. Была счастлива видеть все это, слышать. Эмоции переполняли душу.

– Что для вас самое ценное в жизни?

– Любовь! Это великое чувство! Без нее душа пуста! Неважно, кого любить, нужно просто любить все, что видишь, все, что тебя окружает. По этому поводу я говорю: уберите мысли о разрушении и накопительстве, живите в ожидании ясного светлого утра, теплого солнечного дня, зарумяненного заката, доброй и спокойной ночи, примите всё и вся с любовью, нежностью и лаской, живите в дружеских объятиях, приумножайте божественную любовь, созидайте хрустально-чистое, звонкое, тонкое чувство к себе и окружающему миру. И да воздастся вам за умное видение будущего, и прошлое канет в Лету. Жизнь быстротечна, спешите делать добро, и вам воздастся!

– Спасибо, Елена Максимовна, за интересную беседу. Вдохновения вам, счастья, здоровья и творческих успехов!

Марина ТУРКУШЕВА.

Коментарии (0)