Главная » Человек и общество » О том, как рождается чудо

О том, как рождается чудо

  • 29 ноя 2012, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 807

Мысль «поменять» профессию журналиста на гончара у меня, возможно, никогда бы не возникла, не представься случай. Осенью в самый разгар празднования Дня города, прогуливаясь по площади, где была развернута выставка мастеров прикладного искусства, я наткнулась на умельца, творившего из глины чудо. Толпа зевак стояла рядом будто под гипнозом. Мастер же, молча и не обращая ни на кого внимания, превращал ком глины в постоянно меняющий форму сосуд, а люди, не проронив ни слова, наблюдали за происходившим на их глазах таинством.

Казалось, время остановилось. На самом деле пролетело около часа! Опомнившись, попросила у него номер телефона и обещала перезвонить.

Гончара зовут Сергей Иванович Кергилов. Он, как оказалось, достаточно занятой человек: любимому ремеслу обучает в Детской художественной школе и Республиканском реабилитационном Центре для детей и подростков с ограниченными возможностями. При такой загруженности разрешил поприсутствовать мне на одном из обычных его занятий, с собой велел принести лишь рабочую одежду.

Переступив порог мастерской, обнаружила, как мне показалось, множество «ненужного добра». Вдоль стен выстроились разных размеров открытые и закрытые крышками бочки, ведра. Некоторые из них были наполнены непонятным содержимым и залиты мутной водой. На самом видном месте на стеллажах стали всевозможные глиняные поделки: кружки, пиалы, статуэтки людей, зверюшек и непонятных существ. Часть работ была завернута в полиэтиленовые пакеты.

Прежде чем приступить к занятию, учитель порекомендовал переодеться, прибрать волосы и повыше засучить рукава.

– Вот теперь мы будем готовить глину, – начал Сергей Иванович урок, раздавая ученикам серые шарики. – Она должна не прилипать к рукам и быть в меру твердой. Для этого будем разминать ее, как тесто, на столе 160 раз.

Как я ни старалась, капризный ком размазывался, прилипая к поверхности стола. Отдирать его приходилось шпателем. Иметь дело с тестом было бы гораздо легче, ведь, чтобы оно не прилипало, достаточно подсыпать муки.

– Сергей Иванович, у кого вы этому учились? – интересуюсь, чтобы скоротать время.

– Я стопроцентный самоучка, хотя таковые обычно редко становятся хорошими мастерами в нашем деле. Прочитал для начала много разных книг. Затем с такими же друзьями-энтузиастами, одержимыми идеей овладеть этим ремеслом, мы сделали из подручных материалов гончарный круг и печь для обжига. Но наши первые практические попытки не увенчались успехом. Разочаровавшись, они оставили это занятие. Я же через год попробовал еще раз и сделал свою первую чашечку в виде пиалы. Как я гордился ею! Потом попал на Международный практический семинар по изготовлению изделий из керамики, организованный в Онгудайском районе Центром народных промыслов «Энчи». Это мероприятие проходило в рамках обучения безработных граждан. Помню, в республику приехали опытные гончары, в их числе – мастер международного уровня из Узбекистана Алишер. На семинар, рассчитанный на новичков, прибыли 200 человек. Среди них я чувствовал себя самым подготовленным. Чтобы подтвердить это, привез чайник и кувшин собственного производства, кое-что из поделок до этого уже успел продать. Именно на курсах впервые увидел настоящий гончарный круг и очень удивился – он крутится в другую сторону! Оказывается, мой был сделан для левши!

Работать на нормальном круге, естественно, не смог и, помню, все обсмеяли самого «продвинутого» местного гончара. Несколько позже встретился с Натальей Лисицей из Черги. Это профессиональный гончар, посвятившая делу 20 лет.

– Помните своих первых покупателей?

– Конечно! Это наши местные жители. Кстати, всем им бесконечно благодарен. Они поддержали меня материально, купив далеко не совершенные работы. Ведь я не умел и не знал на тот момент многие тонкости работы с глиной, в том числе по обжигу. Сейчас, спустя три года и познакомившись с техникой несколько глубже, считаю себя новичком в этом деле.
Действительно, для работы с глиной нужен навык, а он, как выяснилось, не то что за 20 минут, даже за несколько лет не нарабатывается. Тем не менее чувствовалось, что «шарик» становится другим, более плотным и приятно теплым.
Сергей Иванович также поведал о том, что основной рабочий материал требует к себе пристального внимания. Чтобы глина «созрела», он хранит ее в больших емкостях, залив водой, и периодически перемешивает, снимая «сливки». В одной из книг он вычитал: китайские мастера готовят глину для потомков второго-третьего поколения, ее используют после 90-летней выдержки. Начинающим, по его мнению, нужно учиться на более мягкой и пластичной глине, иначе результата не добиться.

После столь важного подготовительного этапа, от которого зависит половина успеха, как сказал учитель, предстояло самое интересное – работа на гончарном круге. За этим не менее серьезным процессом Сергей Иванович предложил сначала понаблюдать со стороны. Его ученицы Ира и Лиза совершенствовали свое мастерство, вытягивая стаканчики на гончарных кругах.
На первый взгляд ничего сложного: глиняный ком сжимается в плотный шарик, вдавливается по центру круга и тщательно центрируется в виде плоского конуса. Затем в центре формируется отверстие, вытягивается сосуд (он должен быть постоянно влажным, поэтому в процессе работы необходимо часто смачивать руки), задается толщина его стенок, выравниваются края, изделие формируется. После чего при помощи лески срезается сырое изделие с гончарного круга и дорабатывается на турнетке вручную, при помощи небольшого инструмента – петли. Сделать это желательно через два-три часа, если же требуется более длительное время, глиняную поделку лучше хранить, завернув в полиэтиленовый пакет. Следующий этап – обжиг в муфельной печи в течение примерно восьми часов при температуре до 1000 градусов с интервалами выдержки. В завершение изделие расписывают.

Наконец-то долгожданный момент – сесть за гончарный круг – наступил и для меня. Собственно говоря, нужно было повторить то же самое, что делали Ира и Лиза, но ощущения, полученные при наблюдении и при непосредственной работе, кардинально отличались.
Как только включается гончарный круг, ком глины «оживает», превращаясь в очень нежное, мягкое, подвижное существо, откликающееся на малейшее движение. Признаюсь, работать с ним – великое удовольствие! Чувствуешь, как в твоих руках рождается нечто особенное… Вот тут-то и приходит осознание: нужно иметь четкое представление того, что ты намерен сотворить. При отсутствии практического навыка у меня получилось нечто среднее между пиалой и пеньком. Но восторгу моему не было предела! А дальше предстояло вручную довести «изделие» до кондиции.

Не менее завораживающим зрелищем, подарившим массу приятных эмоций и впечатлений, была работа за гончарным кругом самого учителя. Сергей Иванович решил дать мастер-класс, сделав кувшин. Этот процесс лучше раз увидеть, чем сто раз услышать о нем.

Наблюдая за происходившим, радовалась: как здорово, что среди нас есть такие увлеченные люди, как Сергей Иванович Кергилов! Самозабвенно занимаясь любимым делом, «заражает» этим и окружающих. Наверняка он понял основной секрет глины, способной обогатить и развить в человеке дремлющие творческие способности, таящиеся где-то в глубине души. Накопленный им опыт, теоретические и практические знания не пропадут даром, а передадутся его ученикам. Ведь он не просто гончар, но еще и замечательный учитель!

Маргарита Иштокова.
 

Коментарии (0)