Главная » Человек и общество » На берегу Черного моря

На берегу Черного моря

На берегу Черного моря
  • 24 ноя 2011, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 1091

И.К. Ластовке 12 ноября исполнилось 93 года. Сын кубанского казака, сосланного в 30-х годах на Алтай, Иван Кириллович в 1942 году был призван на фронт. В составе 7-й гвардейской механизированной бригады защищал Сталинград, потом были бои за Ростов-на-Дону, освобождение Новороссийска, Херсона, Анапы, участие в операции «Багратион» на территории Белоруссии, наступление в восточной Пруссии и штурм Кенигсберга. 12 мая 1946 года наводчик 152-мм орудия младший сержант Иван Ластовка демобилизовался. На фронтах Великой Отечественной был трижды ранен, награжден орденами Отечественной войны I и II степени, двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За оборону Сталинграда», «За оборону Кавказа», «За взятие Кенигсберга», нагрудным знаком «Отличный артиллерист» и многими другими.

После войны стал работать в финансовых органах, трудился начальником налоговой службы в ряде районов республики. В 1989 году вышел на пенсию. Вместе с супругой Агафьей Никандровной вырастили и воспитали дочь Раю и племянницу сироту Галю, есть внуки Дмитрий, Руслан, Артем и правнуки Илья и Максим. Является почетным гражданином Майминского района.

Иван Кириллович всегда охотно делится своими воспоминаниями, в этом году выпустил сборник очерков и рассказов «Одна на всех Великая Победа». Несмотря на возраст, старый солдат по-прежнему в строю, ведет активный образ жизни, встречается с молодежью, участвует в работе Совета ветеранов.

Редакция «Звезды Алтая» поздравляет И.К. Ластовку с прошедшим днем рождения и предлагает вашему вниманию очередные воспоминания ветерана о войне.

Штурм Новороссийска

Был теплый осенний день 10 октября, мои правнуки Илья Ластовка и Максим Софронов, ученики 9 и 10 классов, спросили меня: «Дед, ты в Сталинграде воевал, потом до Балтийского моря дошел, штурмовал Кенигсберг. Расскажи нам о войне…».

И мне сразу вспомнился точно такой же теплый осенний день 1943 года. Только не было тогда тихо, над Черным морем густо лежал дым, ревело пламя пожаров, это горел Новороссийск. В пять часов утра 10 сентября 1943 года начался окончательный штурм города. Как известно, до этого на небольшой клочок земли недалеко от Новороссийска был высажен десант, который захватил плацдарм, так называемую Малую Землю.

На берегу Цемесской бухты заняла огневые позиции наша батарея 152-мм орудий 377-го артиллерийского полка. Я тогда уже был наводчиком тяжелой гаубицы, практически сутки без перерыва мы вели огонь по огневым точкам противника. Лишь после массированного артобстрела наша пехота вошла на окраины города. Немцы, видимо, тоже засекли наши позиции, и в свою очередь их дальнобойная артиллерия ударила по нашей батарее. Тяжелый фугасный снаряд упал, разворотив землю, метрах в десяти от нас и не взорвался. Я сильно ударился головой о щит своей пушки. Зазвенело в ушах, из глаз посыпались искры, все поплыло как в тумане. Из забытья вывел голос сержанта Дзяного: «Ты чего встал как пень? Наводи прицел, живо!».

Еле-еле до меня дошел смысл команды, и я бросился к орудию. А вот бойцов Меликяна и Маракушу из нашего расчета с легкой контузией пришлось отправить в санчасть, правда, они через три дня вернулись обратно. Шесть суток шли ожесточенные бои за город, и только 16 сентября город-порт на Черном море Новороссийск был окончательно очищен от гитлеровских захватчиков. Верховный Главнокомандующий маршал Советского Союза И.В. Сталин объявил войскам, освобождавшим город, благодарность. А я в тот день на щитке орудия нарисовал очередную победную звездочку, означавшую еще один освобожденный город. Кстати, такое право предоставлялось только наводчикам орудия.

Еще я был редактором «Фронтового листка» нашей батареи, сразу же после штурма Новороссийска опубликовал отрывок своего стихотворения:

«И город Новороссийск,опаленный огнем,

И грозные дни Краснодара,

Не раз мы напомним врагу обо всем,

Не раз мы за это ударим».

Видел, как пушкари с видимым удовольствием читали эти незамысловатые строки, а Мыкола Чернокоз довольно сказал: «Я нэ знав, що мий земляк стихы сочиняе».

Выслушав этот рассказ, мои правнуки спросили: «Дед, а почему артиллерию богом войны называют?».

- А это потому, дорогие мои ребята, - ответил я, - что при освобождении города или какого-нибудь населенного пункта передний край вражеской обороны всегда насыщен боевой техникой, зарытой в землю. Получив от артразведки данные о целях, мы, как говорили советские артиллеристы, начинали «сабантуй» - открывали ураганный, или, по-нашему, «беглый», огонь осколочно-фугасными снарядами, причем весом по 50 килограммов. После такого мощного удара мало что оставалось невредимым на немецких позициях. Только потом наши пехотинцы поднимались в атаку. Говорят, что тогда Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин назвал артиллерию богом войны, а пехоту - царицей полей. Правда это или нет, утверждать не буду. Но то что мощный артиллерийский удар мог сокрушить любое укрепление - это факт.

Может, и вам, правнуки, придется послужить в артиллерии офицерами или солдатами. Сейчас этот род войск стал совершенно другим, но артиллеристы - по-прежнему боги войны.

Иван Ластовка,

участник Великой

Отечественной войны.

Коментарии (0)