Главная » Человек и общество » Алтайский свадебный обряд

Алтайский свадебный обряд

Алтайский свадебный обряд
  • 24 ноя 2011, 00:00
  • комментарии: 0
  • просмотров: 7014

Существуют четыре формы заключения брака: сватовство (куда), умыкание без согласия девушки (тудуп апарган), кража невесты (качып апарганы) и брак малолетних (баланы тойлогоны). Каждая из них имеет свои определенные обряды и традиции. Однако характерным для всех является совершение обряда брака по сватовству.

Женатый наследник отделялся от родителей в случае, если один из других братьев готовился к женитьбе. Младший сын, женившись, жил с родителями и наследовал их дом и хозяйство.

Брак у алтайцев считался обязательным. Старые девы и холостяки не пользовались авторитетом и не имели веса в обществе.

Рождение новой семьи

Свадьба – яркое празднество в жизни человека, ознаменованное вступлением в брак и созданием собственной семьи. Алтайский свадебный церемониал делится на четыре этапа: сватовство, подготовка к свадьбе, собственно свадьба и послесвадебный этап. Каждый период состоит из определенного цикла обрядов и ритуальных игр.

Сватовство

Сватовство включает предварительные переговоры брачащихся и официальное сватовство (кудалаш). В случае заключения брака по предварительному сговору родителей обеих сторон кудалаш являлось продолжением переговоров и начиналось с нескольких посещений родственниками жениха родителей невесты. Когда девушке исполнялось 10-12 лет, они приезжали с подарками, напоминая о сговоре. Такие встречи продолжались ежегодно вплоть до совершеннолетия невесты. На протяжении всего этого времени из дома жениха в жилище невесты направлялись меха (лисы, соболя или выдры на пошив женской шапки), кожа (для будущей обуви суженой), различные материалы (бархат, шелк, войлок для пошива женской одежды, постельных принадлежностей) и прочее.

С наступлением срока выдачи невесты (дёп детсе) сторона жениха совершала кудалаш, а противоположная – устраивала праздник в честь этого события. Торжество, сопровождаемое определенными обрядами, заканчивалось тем, что гости увозили невесту к жениху, прикрыв ее занавесом - кёжёгё. Для скрепления брака молодоженов в новом аиле проходил традиционный свадебный обряд. В этот день родные жениха устраивали праздник кыс экельгени (привоз невесты).

Итогом кудалаш являлось назначение дня свадьбы. Так обе брачащиеся стороны начинали подготовку к торжеству.

Предсвадебная подготовка

В этот период проводятся предсвадебные обряды. Свадьбу (той), как правило, играли осенью. Для укрепления брачно-родственного союза проводились встречи, сопровождавшиеся переговорами и взаимными угощениями. Родители жениха неоднократно поставляли родственникам невесты материалы для подготовки приданого – шаалта (ткани, кожу, шерсть, меха и т.д.) и оговоренное количество скота. Обычно приданое (дёёжё, сеп) невесты готовили с пятилетнего возраста девочки. Оно хранилось в кожаных сумах (каптар) и сундуках (кайырчактар). В день свадьбы дёёжё доставляли в новый аил жениха.

Накануне свадьбы сооружалось жилище для новобрачных. Для этого родители жениха приглашали дальних родственников, соседей, друзей. Строительство аила закреплялось праздником айыл тудуштын кёчёзи, или айланчыктын чайы.

Неотъемлемым атрибутом свадьбы был кёжёгё – белый занавес размером 1,5х2,5-3 метра. Его края окаймляли шелковые кисточки – обереги, парчовые ленточки, концы которых прострачивались родственниками жениха как символ доступа счастья для новобрачных. Кёжёгё привязывали к двум березкам, срезанным утром с восточной стороны склона горы, все это обязательно сопровождалось обрядом благословения. Накануне свадьбы забивали скот.

Свадебный обряд и ритуальные игры

Если украденная невеста находилась у родственников жениха, свадьба начиналась у его родителей со встречи гостей с ее стороны. К аилу они подъезжали не позже полудня, но их с легким угощеньем ожидали еще в пути и проводили ритуальные игры тепши блаажары (нужно было отнять деревянное блюдо с мясом). В завершение встречи сватов угощали и провожали к свадебному аилу, где организовывали торжественный прием.

Родственники невесты выставляли напоказ часть доставленного приданого. Прежде чем занести его в аил, совершали ритуальную игру дёёжё садары - продажа приданого: предлагая разное имущество, женщины со стороны невесты расхваливали его, «требуя» взамен символический выкуп. В игре принимал участие племянник невесты, наряженный в одежду замужней женщины. Его предлагали со словами: «Кому нужна девушка – покупайте!».

Заносили приданое в аил тоже в виде ритуальной игры, в ходе которой сторона жениха преподносила разные угощения или аракы.

После ритуального выкупа женщины обеих сторон приступали к оформлению нового аила. Затем родственники жениха шли за невестой, взяв с собой веточки можжевельника – арчина, угощения, праздничную одежду из приданого. Впереди несли занавес – кёжёгё, слева шел родственник жениха, справа – невесты. В аил, где находилась невеста после умыкания при заключении брака по предварительному сговору, гости входили с песнями. Жена старшего брата жениха совершала обряд кропления огня очага хозяев. Выкупив невесту, одевали ее в девичий наряд и, прикрыв кёжёгё, вели в новый свадебный аил. Она прикрывала лицо руками, закрытыми манжетами. Последующие обряды проходили одинаково для всех форм заключения брака.

Невесту провожали в аил родителей жениха (даан айыл). Перед входом окуривали можжевельником, будущая свекровь угощала ее молоком и благословляла. После чего, прикрыв кёжёгё, ее дважды обводили вокруг нового жилища, входили в него, девушку усаживали на почетное место женской половины лицом в сторону входа, ориентированного на восток. Так начинался кульминационный свадебный церемониал – обряд заплетения волос невесты (чач ёрёри). Участие в нем принимали многодетные женщины, состоящие в счастливом браке.

За занавесом девушку пере-одевали в одежду замужней женщины (чегедек), сопровождая действо обрядовым пением, снимали девичье накосное убранство (шанкы), расплетали волосы, расчесывали, делали прямой пробор, делящий голову на равные половины, – знак женской доли. Затем заплетали две косы: левую – женщина из сеока жениха, правую – невесты, что символизировало переход невесты из одной семьи в другую. Связав концы косичек, укладывали их на грудь, на голову надевали островерхую шапку замужней женщины (кураан бёрюк). С пожеланиями достатка молодую угощали молоком. Шанкылу бала становилась келин – замужней женщиной.

Кёжёгё – табуированный предмет, трогать его руками нельзя. Чтобы показать участникам свадьбы скрывающуюся за ним невесту, отец или дядя жениха приоткрывал его рукояткой плетки, прикладом ружья или же двумя-тремя веточками можжевельника (арчына). При этом давал невестке наставление: «Имя мое не называй. Дорогу мне не перебегай. Старшего за старшего почитай». Затем прикреплял кёжёгё на постоянное место – у кровати новобрачных. После чего к березкам привязывали вареные голень и грудинное ребро барана в знак пожелания молодым благополучной жизни. По отношению к открывшему занавес в замужней жизни невеста соблюдала обычай избегания. Само открытие занавеса является символом перерождения невесты в келин. На ее смотрины собирался народ.

Затем начиналась очередная ритуальная игра – айгыр ла бее, или сойкониш. Вслед за ним проводился обряд благопожелания новобрачным – алкыш сёс, или башпаады, означающий приобщение молодоженов в качестве хозяев к своему очагу.

Следует отметить, что во время свадебного пиршества существовали строгие правила приема гостей и их поведения. Рассаживались они тоже в определенном порядке.

В первый день свадьбы невесте положено было угостить собравшихся солёным чаем с молоком собственного приготовления. Жених помогал ей: готовил дрова, подносил воду и поддерживал огонь. После застолья проводилось еще несколько ритуальных игр, в том числе ийти чыныртары (заставить визжать собаку).

На свадьбе со стороны невесты могла присутствовать только ее мать. В разгар пиршества несколько родственников со стороны жениха посещали новую родню, доставляли им конину или баранину. Этот обряд называется белькенчек тюжюрип, или дьодо экельгени. Сватовской визит совершался после ритуала заплетения волос. Если брачное торжество проходило в аиле жениха, то белкенчек – в аиле невесты.

На белкенчек родственники жениха брали арчын, тажур с молоком и тажур с аракой и шалта. Их не положено было встречать во дворе. Войдя в жилище, старший из сватов кропил молоком огонь и дяйык, благословляя родных девушки. Сватов угощали молоком. Его они должны были передать новобрачным. Затем родственники жениха вносили заднюю половину туши барана. Ее держали в неперевернутом виде передней частью к очагу, что означало проявление уважения к хозяевам. Мясное угощение подносили с тажуром аракы. На деревянном блюде матери невесты подавали грудинку, а мясо с бедра и таза (дёргём) – отцу и другим родственникам. В качестве шалта были сладости, плитки чая, сыры и прочие угощения. По традиции хозяева сначала бросали привезенные продукты (по две или четыре щепотки) в огонь.

При сватовском визите матери невесты преподносили эмчек тажуур, а отцу – тажур с аракой. После чего хозяева приглашали гостей к столу, в знак признания родственниками им повязывали пояса. Если дорога предстояла не дальняя, то в обратный путь сваты отправлялись в тот же день, прихватив оставшуюся часть приданого.

На месте свадьбы гостей положено потчевать и на следующий день: забивали двухлетнюю кобылицу (байтал) и проводили байтал баш – так называлось пиршество второго после свадьбы дня. В дополнение к свадебной трапезе в этот день на стол подавались горячие вареные головы свежезабитого скота. Молодым женщинам, имеющим не более двоих детей, неэтично было сидеть в кругу старейшин и пить с ними аракы. Также считалось большим позором напиться на свадьбе допьяна, не знающих в этом меры накрывали и заворачивали в войлок. По обычаю хозяева провожали гостей, сопровождая их небольшой отрезок пути и угощая в нескольких местах привала.

Послесвадебные действа

Заключительный период свадебного церемониала посвящался вступлению молодоженов в разряд супругов и закреплению новых родственных отношений. При выходе девушки замуж вступал в силу обычай избегания старших мужчин со стороны родственников жениха (кайндаш) и избегания ими молодой (келиндеш). Она не должна была часто встречаться с ними, смотреть им в лицо и называть по именам. К старшим родственникам мужа (мужчинам), в том числе и к его отцу, невестка обращалась через третье лицо. Данные запреты были взаимными. Мужа молодая жена называла адазы (отец детей), а он супругу – энези (мать детей). К родителям мужа невестка обращалась кайным (мой свекор), кайын энем (моя свекровь), а они в свою очередь к ней – балам (мое дитя). Женщина не показывалась старшим с обнаженными ногами, руками, непокрытой головой, открытой грудью при кормлении ребенка. Ей запрещалось заходить на мужскую половину юрты, а к избегающим ее она поворачивалась спиной, при их входе в аил почтительно вставала. Кроме того, не садилась с мужчинами за стол, не шутила и не ругалась с ними.

Полноправными взрослыми членами молодожены становились лишь после рождения ребенка. Не ранее года после этого значимого для новобрачных события родные отца мужа сопровождали молодую семью с ребенком к родственникам невестки. Ее матери вручали эмчек тажур и тушу барана. Такое подношение называлось эмчек каргыш (грудное молоко). Сварив тушу, делили ее на две части: правая половина оставалась новоявленной бабушке, левая передавалась ее зятю. В качестве «платы» за грудное молоко матери невестки гости приводили дойную скотину, как правило, кобылу, а корову, как скотину «с холодным дыханием», просто дарили. Первую телку от этой коровы потом отдавали внуку или внучке. В благодарность за воспитание молодой невестки ее отцу приводили коня в полном убранстве. В доме родителей жены зять вывешивал ткань (илю бёс). Также сваты дарили родителям невестки нарядную одежду, подчеркивая уважение к ним. Хозяева угощали гостей, зятю повязывали новый пояс, а перед отъездом давали молодым энчи – различный скот на разведение, а новорожденному – жеребенка, ягненка и ценные подарки. Гости обязательно посещали дядю невестки по матери, естественно, было неприличным входить в его жилище с пустыми руками. Хозяева тоже повязывали гостям пояса, а молодой семье дядя щедро дарил разнообразный скот. Лишь после такой первой поездки молодая семья могла ездить на свое усмотрение к родителям невестки и другим ее родственникам.

Как видно, родные невестки вносили основную часть в материальное обеспечение новобрачных, а родители жениха несли ответственность за их семейную жизнь.

Традиционная свадебная обрядность алтайцев – один из их жизненных укладов, который менялся и развивался вместе с их материальной и духовной культурой.

Проведение современной алтайской свадьбы отличается от старинных традиций. Мало того, в каждом отдельно взятом районе республики сложились на сегодняшний день свои, характерные только для этой местности отдельные обряды. Тем не менее общая модель проведения свадебного торжества сохраняется и в наши дни.

Подготовлено по книге кандидата исторических наук, доцента кафедры археологии, этнологии и источниковедения ГАГУ Н.А. ТАДИНОЙ «Алтайская свадебная обрядность XIX – XX веков».

Коментарии (0)