Главная » Дни в фокусе » Триумф и трагедия

Триумф и трагедия

Триумф и трагедия
  • 30 янв 2013, 12:53
  • комментарии: 0
  • просмотров: 971

Такой факт: бывший генерал-фельдмаршал, командующий 6-й армией вермахта Фридрих Вильгельм Эрнст Паулюс умер 1 февраля 1957 года. Умер практически в тот день, когда 14 лет назад сдался советским войскам в плен. Так до конца жизни Сталинград не отпустил его.

УГАДАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ УДАРА

Летом 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования основное направление удара немецких войск не угадала. Несмотря на поражение под Москвой, к весне немцы перегруппировали свои силы, выровняли линию обороны, подтянули резервы. Вермахт по-прежнему владел страте-гической инициативой и мог выбирать направление для наступления. Поэтому Гитлер вопреки возражениям некоторых генералов, требующих продолжить наступление на Москву, решил ударить с юга. Целью операции «Фалль Блау» («Синий вариант») было уничтожение советских войск за Доном, взятие Сталинграда и выход к Волге, захват нефтяных месторождений Кавказа. Очень облегчило задачу немцам наше неудачное наступление на Харьков в мае 1942 года, закончившееся катастрофой. Только в плен попали около 200 тысяч бойцов Красной армии. В результате контрнаступления вермахта были захвачены Воронеж и Ростов-на-Дону. Путь гитлеров-ским танкам и мотопехоте по степи к Большой излучине Дона был открыт. 6-я общевойсковая армия Паулюса и 4-я танковая армия Гота устре-мились к Волге. Лишь к 12 июля советскому командованию стало ясно, что стратегической целью немецко-фашистских войск является захват Сталинграда. И только тогда начались срочные приготовления к обороне города. А оборонять индустриальный гигант на берегах Волги было крайне неудобно. Вытянувшийся на несколько километров вдоль реки, он был развернут фронтом к наступавшим. Пустынная открытая местность делала заметной для авиации противника любые фортификационные укрепления. Недаром прибывший в Сталинград новый командующий 62-й армией генерал В.И. Чуйков после краткого осмотра сделал категоричный вывод: «Город оборонять невозможно, своим расположением он просто не предназна-чен для этого». Общепризнанной датой начала битвы считается 16 июля, когда передовой отряд 147-й стрелковой дивизии был обстрелян из противотанко-вых пушек у хутора Морозова. Уже к концу июля немцы оттеснили наши войска за Дон, при этом 6-я армия Паулюса находилась в нескольких десятках километров от Сталинграда. Именно тогда Сталин обратился к войскам с приказом №227, получившим название «Ни шагу назад!».

НИ ШАГУ НАЗАД!

Буквально этот приказ наши бойцы выполнили чуть позднее, когда начались бои за город. А пока отходили, бились за каждый бугорок, за ка-ждый хутор. Вся степь горела, но слишком был силен противник. Наших солдат гвоздила артиллерия, сверху поливали свинцом и бомбами само-леты, давили гусеницами танков, и только потом на развороченные взрывами, обуглившиеся и окровавленные окопы густыми цепями шла пехо-та. Но и тогда, когда, казалось, и козявке не выжить после грохочущего здесь ада, из окопов раздавалась меткая стрельба, летели гранаты и на стройные цепи немецких гренадеров выскакивали из укрытий полуоглохшие и полуослепшие бойцы Красной армии со штыками наперевес. Шли врукопашную, яростные, необыкновенно злые, и гнали врага со своего холмика, гнали… А через час все повторялось: вой немецких «Юнкер-сов», разрывы бомб, удары артиллерии и лязг танковых гусениц. Стояли насмерть! 22 августа передовые части 6-й армии Паулюса форсировали Дон и захватили небольшой плацдарм, где в течение короткого времени сосре-доточили шесть дивизий. 23 августа Сталинград превратили в руины. До этого были налеты авиации, но они носили скорее «беспокоящий» характер. Первому секрета-рю горкома Алексею Чуянову эвакуировать людей запретили, чтобы не создавать панику. До 23 августа, несмотря на приближающийся фронт, город жил нормальной жизнью. Работали магазины, рынки, на улицах стояли киоски с прохладительными напитками, бочки с квасом, были открыты театры, библиотеки. В 15 часов 18 минут тишину разорвал вой сирены противовоздушной обороны. На город шли эскадрильи 4-го воздушного флота генерал-полковника фон Рихтгофена. Примечательно, что Гитлер, проявил, скажем так, какое-то подобие гуманности, заявив: «Подождем 23 августа. 23 августа русские на Волге так запаникуют, что убегут из Сталинграда без оглядки за Урал, в Сибирь». Не убежали… На город, где было полно мирного населения, бомбардировщики противника совершили две тысячи вылетов. Методично, пунктуально, как они это умели, немецкие летчики сносили квартал за кварталом, превращая Сталинград в сплошные горящие руины. Из воспоминаний команди-ра Волжской флотилии капитана первого ранга в отставке Георгия Захарова: «Охваченные ужасом женщины и дети бежали толпами к берегу Волги, пытаясь там найти спасение. Туда же бежали и ползли раненые. Тяжелораненых бойцов и жителей санитары везли на подводах или про-сто несли на носилках или на руках. У пристаней и причалов скопились десятки тысяч людей. А фашистская авиация нещадно бомбила и обстре-ливала их. Женщины и дети в прибрежной круче руками рыли себе норы, в которых искали спасения от стервятников, и ожидали переправы». Недалеко от Сталинграда было оборудовано несколько полевых аэродромов, к ним фашисты провели железнодорожную ветку. Бомбившие Сталинград летчики имели возможность совершать по нескольку вылетов за день, боекомплект поставлялся на аэродромы по железной дороге бесперебойно. За один день был уничтожен крупный город, именно 23 августа Сталинград приобрел всем потом знакомый по фронтовым хрони-кам вид. Более 50 тысяч мирных жителей погибли под бомбами, раненых и не считали. Истребители, прикрывавшие город, сумели сбить 90 самолетов противника, еще 30 - на счету зенитчиков, но больше они ничего не смогли сделать. В это же утро 4-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма вышел на северную окраину Сталинграда. Интересно, что путь ему прегради-ли три батареи зенитных орудий, укомплектованные девушками. К ним на помощь прибыли два танка и три трактора, обшитые броневой сталью, а также батальон рабочих тракторного завода, вооруженных допотопными трехлинейками. Именно они и остановили дальнейшее наступление корпуса в тот день. За короткое время корпус понес огромные потери и уже не смог возобновить наступление. Когда Паулюс после доклада фон Виттерсгейма о выходе к берегам Волги поздравил его и спросил о дальнейших действиях, тот неожиданно заявил, что предлагает срочно отвес-ти войска назад, вплоть до Польши, и как можно скорее заключить мир с Советским Союзом. На вопрос изумленного Паулюса о том, с чего он сделал такой вывод, прямолинейный Виттерсгейм ответил, что никогда и нигде не видел, чтобы все жители города, от мала до велика, вооружен-ные чем попало, отчаянно бросались под танки, защищая свой город. 13 сентября части 6-й армии Паулюса двумя мощными группами при поддержке 350 танков вошли в город. Начались упорные и ожесточен-ные уличные бои. К исходу дня немцы сумели захватить станцию Садовую и поселок Пригород Минина, вплотную приблизились к окраинам рабочих поселков Баррикады и Красный Октябрь. Пожалуй, самым тяжелым днем стало 14 сентября 1942 года, когда вермахт предпринял решительную попытку захвата города. На штурм двинулись семь вражеских полнокровных дивизий при поддержке сотен танков и авиации. Страшные бои развернулись в районе Мамаева курга-на, по оврагу реки Царица, у Элеватора, на окраине поселка Верхняя Ельшанка. Гитлеровцам удалось захватить Мамаев курган и железнодорож-ный вокзал «Сталинград-I». С беспримерным мужеством сражались в городе бойцы 10-й стрелковой дивизии НКВД. С этого времени и вплоть до 2 февраля 1943 года бои в Сталинграде не затихали ни на секунду. Генеральный штаб Красной армии провел исследование и на основе стати-стических данных вывел среднюю продолжительность жизни бойцов в осажденном городе. Солдат жил одни сутки, командир взвода – трое, командир роты – семь дней, командир батальона – 11 дней, командир полка – 20.

ТАКТИКА УЛИЧНЫХ БОЕВ

В середине сентября в город переправились части 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева. Гвардейцы с ходу вступили в бой и после яростной контратаки отбросили немцев от района центральной переправы через Волгу, очистили от них несколько улиц и кварталов, захватили железнодорожный вокзал и сбросили немцев с Мамаева кургана. До конца января велись ожесточенные бои за Мамаев курган, который господ-ствовал над городом. Практически каждый день солдаты вермахта после ударов артиллерии и налета авиации поднимались в атаку и пытались выбить бойцов Родимцева. А те стояли насмерть! 17 сентября генерал Чуйков доложил Военному совету фронта: части истекают кровью, резервов нет, тогда как противник все время вводит в бой свежие войска… Командующий фронтом маршал Еременко помог чем смог, в Сталинград отправили 92-ю стрелковую и 137-ю танковую бригады. И все. 92-я стрелковая бригада выбила немцев из района вокзала «Сталинград-II» и пробилась к Элеватору. В результате удалось деблокировать и вывести из окружения подразделения 42-й стрелковой бригады, сражавшейся здесь уже четвертые сутки. Надо представить, что творилось в Сталинграде в те дни. Огромный промышленный город лежал в руинах, в разрушенных кварталах вспы-хивали ожесточенные схватки, постоянные налеты авиации на горевшие развалины и переправу через Волгу. Сплошной грохот и ад кромешный! Уличные бои привели к созданию новых тактических подразделений. В 62-й армии появились штурмовые группы, приспособленные к усло-виям ведения уличного боя. Командир, несколько стрелков, пулеметчик, снайпер, сапер выходили ночью к немецким позициям, моментально атаковали врага в развалинах и тут же растворялись среди руин. В результате действий одной из таких групп был захвачен Дом Павлова. 23 сентября в город переправилась дивизия полковника Батюка. В ее составе находился снайпер В. Зайцев. В результате его точных выстре-лов погибли 242 солдата и офицера вермахта. В одиночку этот парень уничтожил почти половину батальона противника. В те дни лондонское радио передавало: «Наши симпатии к русскому народу растут с каждым днем. Нам хочется сражаться с такой же сумасшедшей энергией, с кото-рой наши союзники ведут бои на улицах Сталинграда» Интересно сейчас читать сводки и донесения Генерального штаба Сухопутных войск вермахта: «…100-я легкая дивизия захватила две трети мясокомбината…», «..24-я танковая дивизия продвинулась на 500 метров северо-западнее железной дороги…», «…389-я пехотная дивизия дос-тигла ручья Городище и сумела захватить несколько дворов…». Все эти пройденные метры и захваченные дворы говорят о накале боев, развер-нувшихся в городе. Почти три месяца советские и немецкие войска уничтожали друг друга, находясь при этом буквально лицом к лицу. Не стоит забывать, что в это время в городе укрывалось в подвалах, наспех вырытых землянках и мирное население: старики, женщины, дети. За время осады погибло более 220 тысяч мирных жителей. Они оказались между молотом и наковальней двух противоборствующих армий, при этом снабжать их продовольствием, защищать, лечить и так далее было некому.

ОПЕРАЦИЯ «УРАН»

Тем временем обстановка в целом вокруг Сталинграда начинала складываться благоприятно. К началу ноября наступление немецко-фашистских войск на южном направлении было повсеместно остановлено. 10 ноября 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования утвер-дила план операции «Уран». По ее замыслу войска Юго-Западного, Донского фронтов и ударная группировка Сталинградского фронта должны были окружить основные силы противника под Сталинградом. 19 ноября началось наступление наших войск, а уже 23 ноября войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в районе хутора Советский, замкнув кольцо окружения. В котел попали 6-я полевая армия, основные силы 4-й танковой армии, 22 дивизии и 160 отдельных частей общей численностью более 330 тысяч человек. 24 ноября Гитлер, откло-нив предложение Паулюса прорываться в юго-восточном направлении, приказал удерживать Сталинград в ожидании помощи извне. С этого момента начинается летопись страданий окруженных солдат Германии, Венгрии, Румынии, Италии, Хорватии, Испании и многих других стран. Им воздавалось по заслугам, их страдания нам не интересны. В январе началась ликвидация окруженных войск. 31 января 1943 года в Сталинграде была уничтожена южная группировка противника, часть ее во главе с генерал-фельдмаршалом вермахта Паулюсом сдалась в плен, а 2 февраля - северная группировка немцев под командованием генерала Штреккера.

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ

Сталинградская битва явилась одним из переломных моментов в ходе Второй мировой войны. Не случайно к ней было приковано внимание всего мира. Турция и Япония твердо обещали Гитлеру вступить в войну против Советского Союза после взятия Сталинграда. Естественно, во-прос об их участии в войне отпал сам собой 2 февраля 1943 года. С этого времени стратегическая инициатива перешла в руки советского коман-дования, и уже наши Ставка и Генеральный штаб планировали, где и на каком участке советско-германского фронта развернутся решающие сражения. Буквально накануне кончины уже больного Паулюса спросили, что бы он сказал жителям Сталинграда. Фельдмаршал ответил: «Я бы попро-сил прощения…».

Подготовил Сергей ИВАНОВ.

Коментарии (0)