Главная » Культура, искусство » Надежда Каланова: «Иного для себя не представляю!»

Надежда Каланова: "Иного для себя не представляю!"

Надежда Каланова: «Иного для себя не представляю!»
  • 31 янв 2013, 06:17
  • комментарии: 0
  • просмотров: 1810

Надежда Каланова и музыка неразделимы. Такое впечатление сложилось у меня еще в детстве, когда первоклашкой бе-гала на занятия в музыкальную школу: позже недоумевала, если кто-то из выпускников других «музыкалок» вспоминал с неохотой, к примеру, сольфеджио как предмет прескучный, – у нас занятия, все и всегда, были не просто познавательными, но и очень интересными. Это мнение подтверждается и сегодня, когда слышу фортепианное соло в исполнении Надежды Егоровны на концертах Государственного оркестра Республики Алтай…

НОТЫ – БУКВЫ, МЕЛОДИЯ – ЖИЗНЬ

Алтайская студия мальчиков, Колледж культуры и искусства, Государственный оркестр, постоянные репетиции, множество гастро-лей и очень символическое понятие «рабочий день» – скорее уж рабочие сутки… «Мы все так живем, иного я не представляю, не вижу себя в какой-либо еще профессии. Кажется, ничто другое не могло бы быть мне так интересно, как музыка. А потом, слух – это же дар Божий, им нельзя разбрасываться. Дали – значит, пользуйся на благо людям», - говорит Надежда Егоровна о своей беспокойной работе. Правда, признается: были совсем уж сложные времена, когда хотелось отрешиться от всего. Но тут же сама себе задавала вопрос: «А кто работать будет, и как же я без всего этого?». Музыка в ее жизни – с раннего детства, с первого дня. Мама Полина Степановна Иль-теева, школьная учительница с каллиграфическим почерком, общественница, яркий представитель сельской интеллигенции (в то время для девушки из глубинки окончить педагогическое училище – что сегодня отучиться в академии), играла на скрипке. А дома были еще гитара, аккордеон и мандолина – на ней, к слову, чаще всего играл старший брат Нади Володя, нынешний министр культуры РА Вла-димир Егорович Кончев. О нем Надежда Егоровна рассказывает с особой теплотой: «Он всегда, всю жизнь рядом. Мое музыкальное образование, как и выпуск сборника алтайских миниатюр и все другие достижения, – большей частью его заслуга. В свое время брат за руку водил меня в музыкальную школу. Каждый день, до самого своего отъезда в музыкальное училище».

Отец погиб рано, за две недели до появления на свет младшей дочки, Наденьки. Мама с тех пор начала болеть, и врачи посове-товали ей «спуститься» из Улаганского района, где жила тогда многодетная семья (помимо Нади и Володи в семье две старшие сестры, Валентина и Людмила), «куда-нибудь пониже». Переехали в Турочак – это тоже родные места, ведь в высокогорье моло-дые специалисты в свое время попали по распределению. В 1966-м мама, понимая, что силы заканчиваются, отвезла старших детей в Горно-Алтайск, в детский дом. Надю оставила рядом с собой – черед малышки пришел годом позже: «В город мама меня привезла в августе, перед началом учебного года, а 29 сентября ее не стало – кровоизлияние в мозг». Оставляя детей, мама попро-сила воспитателей, если будет возможность, обратить внимание на Люду, Володю и Надю в музыкальном плане: «У них очень хороший слух!».

- Детдомовское детство я вспоминаю с очень хорошими чувствами. Почти все у нас были сиротами, детей из «трудных» семей отправляли в другое учреждение, в интернат. А у нас ребятишки старались хорошо учиться – из нашей группы после школы поч-ти все получили хорошее образование. Из воспитателей лучше всех запомнилась Мария Дмитриевна Лесных, другие менялись. Очень хорошая была завуч Юлия Яковлевна Семенова, она теперь живет, кажется, в Барнауле. Помню Татьяну Арсентьевну Кой-нову, Надежду Семеновну Алекову. Очень любили повариху тетю Катю – она всю свою трудовую жизнь проработала в детдоме. Как отец родной был нам завхоз Виктор Карпович Березиков – бегу в музыкалку, он подхватит на руки, подкинет, скажет: «Ну, иди, учись!». Еще была любимицей тетя Катя Захарьева, кастелянша. Когда уже выросли, приезжали, всегда держали перед ними отчет: что делаем, чего достигли. Случайные люди в детдоме не задерживались.

Когда пришла пора записываться в музыкальную школу, нас набрали поначалу человек тридцать. А там, естественно, нужно бы-ло трудиться: регулярно посещать уроки, постоянно заниматься – это дополнительная нагрузка, а ребятишкам хочется играть, от-дыхать. То скрипачи теряли свои смычки, то домристы – медиаторы, постепенно почти все перестали посещать музыкалку. Мне, естественно, тоже расхотелось: все идут играть на улицу – и я с ними. Почти бросила занятия, и вот тут за меня взялся Володя. Под его руководством к концу третьего класса я была уже отличницей и любимицей преподавателей.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ…

Со временем Людмила поступила в медицинское училище (Валентина еще раньше перешла жить к тете, так как ей исполнилось 16 лет), потом уехал Володя – поступил в музыкальное училище в Абакане. В 1972-м уехала и я, тоже в Абакан – давно знала, что буду музыкантом, других вариантов и быть не могло.

После учебы в училище (1975-й) Надежда немного работала сначала в Усть-Коксе, затем в Иогаче, куда ее пригласила директор местной музыкальной школы Ирина Давыдовна Балмазова. В тот же год Надежда Егоровна вышла замуж, и вместе с супругом Ни-колаем они переехали в совхоз «Оленевод», что располагался в Ильинке, – туда молодого специалиста пригласила директор Шеба-линской музыкальной школы Галина Валерьевна Ткаченко. Приняли их хорошо, сразу же предоставив жилье. «Я всегда говорю: приедем в Ильинку, когда пойдем на пенсию. Там замечательные люди, - делится Надежда Егоровна. – А тогда было сложно: пять-десят километров от тракта, если автобус вдруг не пошел, уже ни на чем не доедешь, как будто отрезаны от мира. Позже рейс на Ильинку вовсе отменили, и мы отправились в другое отделение Чергинской школы, в Камлак. А потом переехали в город».

1986-й – год образования Национального фольклорного ансамбля «Алтай». О том, кому принадлежала идея его создания, мно-гие спорят до сих пор. Надежда Егоровна считает так:

- Это было общим делом, ведь национальная культура находилась в таком сложном положении! Люди не знали даже многих инструментов – ни топшуура, ни комуса… Главой региона был Михаил Васильевич Карамаев, вместе с Борисом Кондулеевичем Алушкиным, третьим секретарем (по пропаганде и агитации) областного комитета партии, они поддержали замысел. В первом составе работали Карагыс Ялбакова, Ногон Шумаров, Константин Малчиев, Кара Майманов, Анатолий Тюрункин, Григорий То-варов, Августа Суровцева, Татьяна Ардиматова, Александр Бебин, Сергей Санашкин. Володя, работавший заместителем началь-ника областного управления культуры, стал первым руководителем ансамбля.

Мы начали ездить с концертами – первые гастроли прошли в Усть-Канском районе, потом – по всей республике и за ее пределами: выступали во многих российских городах, в Киргизии, Казахстане. У меня к тому времени росли уже двое детей – уезжая, оставляла их с мужем. Артисты первого состава жили в общежитии на улице Кирова, 19, у каждой семьи – по комнате. На работе вместе и дома «об одни и те же тапки спотыкались». В ансамбле были по большей части мужчины. Когда ехали на гастроли, жены оставались дома, а с ними – мой муж, как «глава» этого большого «семейства». Возвращались, бывало, за полночь: дом просыпался хоть в четыре утра, все вместе рассматривали привезенные гостинцы – сказывалось время всеобщего дефицита. Очень дружно жили. Все из того состава оста-лись верны профессии, до сих пор в культуре.

Во время поездок случалось разное. В Туве однажды чуть не замерзли. Выехали с концерта за полночь, сломалась машина. Связи не было, сообщить о поломке никому не могли, четыре часа стояли на морозе, начали уже дремать. Хорошо, трактора пошли за сеном, увидели нас, привезли в город Чадан. В Чендеке как-то ночью у нас слили бензин из автобуса: выезжаем за село, топливо внезапно кончается.

Чтобы получать сто процентов зарплаты, нужно было давать не менее 48 концертов в квартал (у танцоров был план 42, у ве-дущей – 51). Жили все еще в общежитии, подрастали дети, а мы уезжали на несколько дней, недель, порой на два месяца…

Время шло, народ потихоньку взрослел. В 1989-м я ушла из ансамбля и устроилась на работу в Музыкальную школу №2. Вскоре у нас заболел сын, и два года я провела в Москве, пытаясь спасти ребенка. Мы собирали деньги на лечение, куда только не обращались! В 1992 году мой мальчик умер. В 1993-м перешла в Музыкальную школу №1 – она была ближе к дому.

…К ЗВЕЗДАМ!

- В 1999 году Владимир Егорович обратился в Министерство культуры РА с просьбой об открытии Алтайской студии мальчиков, но пришел официальный отказ – не нашлось денег. Тогда он пошел в городскую администрацию. Мы с Владимиром до сих пор очень благодарны Виктору Александровичу Облогину – он принял идею, согласился открыть студию. Так как был разгар финансового года, все средства давно уже распланировали, и полгода мы работали практически бесплатно. Сейчас и представить такое сложно, а тогда не видели иного пути.

В 2003-м открыли Колледж культуры и искусства РА, где и стали первыми преподавателями – нас было всего несколько чело-век. Занимались в здании кинофикации, где сейчас располагается Следственный комитет, в помещении ПУ-84, в разных школах. Со временем учебный процесс нормализовался, вошел в русло. Тогда же создали Государственный оркестр Республики Алтай.

Студия мальчиков – детище Володи, но сегодня, когда он возглавляет министерство, ее заведующей являюсь я. Так получается, что участвую во всех делах брата, и хотя стараюсь больше находиться в тени, не всегда это удается. У нас сейчас 17 преподавателей, есть музыканты, художники, хореограф. Все вместе мы готовим основной материал, Владимир затем его шлифует, перед выходом на сцену доводит до нужного состояния.

Со студией мы выступаем на городских, республиканских мероприятиях, ездим по селам – были в Апшуяхте, Каспе, несколько раз в Усть-Канском районе. Гастролируем за пределами региона – давали концерты в Новосибирске, на февраль приглашены в Барнауль-скую филармонию, бывали и за границей. Обязательно участвуем в Курултае сказителей, Тюрюк байраме, Эл Ойыне: во время летних каникул ребята недели на две выезжают «в поле», живут в палатках, репетируют, по вечерам устраивают дискотеки – успевают за это время и поработать, и отдохнуть.

В течение учебного года у них очень насыщенная программа. В первом и втором классах занимаются декоративно-прикладным ис-кусством – лепкой, аппликацией, с третьего по пятый – живописью, ее преподает заслуженный художник России Валерий Герасимович Тебеков. Все годы учебы обязательны хореография, теория музыки, сольфеджио, музыкальная грамота (Светлана Улужаевна Садыко-ва). Есть у нас классический хор, который ведет Светлана Анатольевна Туголукова, очень хороший специалист, она организует свод-ные хоры на все большие праздники. Изучаем и разучиваем алтай-кожон (в переводе – алтайская песня), ведет Жанна Сергеевна Тоно-ва. Она – одна из первых выпускниц нашего колледжа. Вместе с мужем Мансуром, тоже нашим выпускником (он ведет сейчас горло-вое пение и топшуур), они окончили факультет народно-художественного творчества Абаканского государственного университета. В обязательном порядке – фортепиано. Но самое главное – национальные инструменты. Комус в первом классе ведет Владимир Егоро-вич, дьядаган – во втором – я, далее до пятого класса идут топшуур, икили и горловое пение (Аржан Михайлович Чугулчин). В началь-ных классах ребятишки занимаются по девять часов в неделю, в старших – по 13. Этим мы отличаемся от обычной музыкальной шко-лы: развиваем детей разносторонне.

В 2008 году Алтайская студия мальчиков стала лауреатом премии им. Г.И. Чорос-Гуркина.

Многие из наших ребят (было девять выпусков) получили высшее образование, все находят свое место в жизни. Андрей Модоров сего-дня руководит губернаторским оркестром барабанщиков. Наша звезда Равиль Лиров, теперь уже лауреат международных конкурсов, после окончания Новосибирского музыкального колледжа учится в Москве. В Санкт-Петербурге учится на кларнете Самыр Ойношев, в Барна-ульском музыкальном колледже – Азулай Тадинов (на отделении теории музыки), гитарист Арутай Адаров. Добрыня Сатин солирует с оркестром – ездит на гастроли, в том числе и за границу.

Не все, конечно, профессионально связывают дальнейшую жизнь с музыкой. В Чойской прокуратуре работает Эрмен Ялбаков, Са-ша Шатин – лейтенант пожарной службы, Юра Чудуров – программист в Национальном музее им. А.В. Анохина, Миша Глебов – сту-дент пятого курса истфака ГАГУ, Сережа Батов учится в Томске на инженера-строителя.

Вообще все дети помнятся, с самого первого года работы. Юра Пронькин, он сейчас инженер, пришел к нам в 9-м классе, вместе со Славой Седовым и Петей Коноревым они создали в Иогаче вокально-инструментальный ансамбль. Очень хорошо пела Таня Золотаре-ва, из иогачских учеников помню также Лену Собанскую, Таню Балмазову – она сейчас поет в ансамбле «Лик», да и многих других девчат и ребят. В прошлом году приехали с Владимиром в Яйлю Турочакского района, на Яблоневый спас, там женщина подходит, обнимает. Оказалось – Клава Данилина, моя ученица. В ту поездку мы вручили Яйлинской школе два сертификата для детей, прояв-ляющих активность в творческой деятельности, на премию имени Полины Степановны Ильтеевой – мама работала в этой школе учите-лем.

Замечательные ребятишки были в Камлаке: Оксана Бугаева, Зина Горемыкина (работает преподавателем музыки в Алтайском крае). Из городских учеников – Айсулу Кыйгасова, она пела у нас в хоре, Ольга Осиповна Танышева – преподает в педколледже, Алена и Галя Пронькины, Женя Санаров, Оля Ручьева, Юра Казаков... За 37 лет было много учеников, и все они мне дороги – и те, кто учится сегодня, и те, кто давно уже повзрослел. Без них, как и без музыки, я себя не представляю.

Галина МИРОНОВА

Коментарии (0)